Diagnostic value of urinary biomarkers excretion in estimation of morphological lesions in patients with primary glomerulopathies

Cover Page

Abstract

Aim. To investigate the diagnostic value of biomarkers in assessing the severity of sclerotic and atrophic lesions in primary glomerulopathies.

Materials and methods. One hundred patients were included in the study, according to the results of kidney biopsy in 9 (9%) cases minimal change disease was diagnosed, in 28 (28%) – focal segmental glomerulosclerosis, in 26 (26%) – membranous nephropathy and in 37 (37%) – IgA nephropathy. The clinical course of nephropathy was evaluated, standard laboratory tests were performed, and urinary excretions of cystatin C, α1-microglobulin, β2-microglobulin and NGAL were measured. The degree of glomerulosclerosis was assessed quantitatively, tubulointerstitial sclerosis and tubular atrophy – semiquantitatively.

Results. According to the results of linear correlations and ROC-analysis, urinary excretion of cystatin C and α1-microglobulin had diagnostic value for early degree of tubulointerstitial sclerosis (cut-off value 319.9 and 10.94 mg/day, respectively). Urinary excretion of β2-microglobulin reflected the initial degree of tubalar atrophy (cut-off value of 0.224 mcg/day), as well as tubulointerstitial sclerosis of various degrees of severity (cut-off value 0.224 and 0.240 mkg/day). NGAL urinary excretion was the only marker of early degree of glomerulosclerosis with its excretion of more than 1445.4 ng/day and tubular atrophy, with a severity of 50% or more (cut-off value 4897.8 ng/day).

Conclusion. A comprehensive assessment of sclerotic and atrophic lesions in the renal parenchyma, can be performed using a panel of traditional (GFR, proteinuria) and specific biomarkers (α1-, β2-microglobulins, cystatin C, NGAL) to implement a comprehensive, personalized approach, as well as to assess the prognosis of nephropathy. In addition, the evaluation of the panel of different biomarkers can be used in those clinical situations where kidney biopsy can not be performed.

Full Text

Введение

Основным методом диагностики при первичной гломерулярной патологии, позволяющим не только установить характер и выраженность морфологических изменений, но и оценить активность заболевания, прогноз течения нефропатии, скорость прогрессирования хронической болезни почек (ХБП), в настоящее время является нефробиопсия. Однако нефробиопсия является инвазивной процедурой, имеющей, хоть и в небольшом проценте случаев, серьезные осложнения. Она отражает патоморфологические изменения лишь в ограниченном объеме почечной паренхимы, не позволяет оценивать динамику патологического процесса, за редким исключением выполнения повторных биопсий [1, 2]. Чаще всего в клинической практике ориентируются на суррогатные показатели (скорость клубочковой фильтрации – СКФ, величина протеинурии и др.). Однако традиционные маркеры могут оставаться в пределах нормы и ориентировать врача на благоприятное течение болезни, в то время как гистологически отмечается развитие склеротических и атрофических процессов почечной паренхимы [3, 4].

В настоящее время все больше исследований направлено на поиск неинвазивных диагностических методик, позволяющих оценивать не только прогноз течения нефропатии, развитие терминальной почечной недостаточности, но характер и выраженность морфологических изменений в почечной паренхиме. Так, наиболее активно изучаемым направлением является оценка белкового профиля мочи («жидкостная биопсия»), основанная на применении протеомного анализа. Согласно ряду работ показано, что белковый состав мочи пациентов с ХБП значимо отличается от здоровых лиц, а также тесно ассоциирован с величиной СКФ, прогрессией ХБП, а в ряде случаев позволяет проводить дифференциальную диагностику заболеваний [5, 6]. Протеомный анализ также является основным источником новых белковых молекул, претендующих на роль биомаркеров [7, 8]. В то же время применение протеомного анализа в рутинной клинической практике затруднительно ввиду трудоемкости и дороговизны методики. Следует отметить, что исследований, которые бы связывали валидность того или иного маркера непосредственно с конкретными морфологическими изменениями, а не со скоростью прогрессирования ХБП, в особенности у пациентов с первичной гломерулярной патологией, крайне мало, а их результаты зачастую носят противоречивый характер.

В нашей работе мы остановили свое внимание на исследовании экскреции некоторых протеинов, продемонстрировавших свое диагностическое и прогностическое значение в ряде других клинических ситуаций (например, при остром повреждении почек), а также достаточно доступных для применения в рутинной клинической практике, таких как: цистатин С, липокалин, ассоциированный с желатиназой нейтрофилов (NGAL), α1-микроглобулин и β2-микроглобулин.

Цель исследования – изучить диагностическую значимость данных показателей в оценке степени выраженности склеротических и атрофических процессов в почечной паренхиме при первичных гломерулопатиях.

Материалы и методы

В исследование включены пациенты, находящиеся в клинике НИИ нефрологии ФГБОУ ВО «Первый СПб ГМУ им. акад. И.П. Павлова», с подтвержденным по данным нефробиопсии диагнозом первичной гломерулярной патологии.

Оценивался клинический вариант течения нефропатии, выполнялись стандартные клинические лабораторные и инструментальные методы обследования согласно стандартам для пациентов с заболеваниями почек.

Исследование уровня биомаркеров проводилось в моче, собранной за сутки накануне выполнения нефробиопсии. Биоматериал собран согласно стандартной методике. Определялись суточные экскреции с мочой цистатина С, α1-микроглобулина, β2-микроглобулина – на автоматическом биохимическом анализаторе Furuno CA-90 (Furuno Electric Co., Ltd., Япония) методом иммунотурбидиметрии – и NGAL (методом иммуноферментного анализа).

Анализ морфологических данных проводился с использованием светооптического, иммунофлуоресцентного, а также ультраструктурного исследований [9]. Патоморфологические изменения оценивались количественно (общий гломерулосклероз) и полуколичественно (тубулоинтерстициальный склероз и атрофия эпителия канальцев). Исследования проводились на базе НИЛ клинической иммунологии и морфологии НИИ нефрологии ФГБОУ ВО «Первый СПб ГМУ им. акад. И.П. Павлова» (заведующий лабораторией – кандидат медицинских наук В.Г. Сиповский).

Полный статистический анализ проведен с использованием статистических программ Statistica v.12 (Statsoft Inc., США) и MedCalc Statistical Software v.15.2 (MedCalc Software bvba, Ostend, Бельгия). Для оценки различий между двумя независимыми группами использовался U-критерий Манна–Уитни. Для оценки корреляций между количественными переменными вычислялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Оценка диагностической значимости маркеров проводилась в два этапа. На I этапе анализа данных для проведения ROC-анализа, а также для выявления различий в уровне мочевой экскреции маркеров в зависимости от выраженности морфологических изменений все пациенты разделены на подгруппы по степени выраженности морфологических изменений (общего гломерулосклероза, склероза тубулоинтерстиция, атрофии эпителия канальцев): 0 – соответствовало наличию <25% исследуемых морфологических изменений биоптате; 1 – соответствовало ≥25% исследуемых морфологических изменений биоптата. На II этапе разделение пациентов на подгруппы проводилось по сходной методике, степень выраженности данных морфологических изменений соответствовала менее или более 50% выраженности.

Для качественной оценки значимости биомаркеров в диагностике морфологических изменений проводился ROC-анализ. ROC-кривые строились отдельно для каждого показателя биомаркеров относительно морфологических показателей (гломерулосклероза, тубулоинтерстициального склероза и атрофии эпителия канальцев). Определение оптимального порога отсечения (cut-off value) проводилось на основании критериев требования максимальной суммарной чувствительности и специфичности с учетом индекса Йодена. Окончательно на основании полученных результатов с учетом исследовательского характера данной работы значения p<0,05 принимались статистически значимыми.

Результаты

В исследуемую группу вошли 100 человек с первичной гломерулярной патологией: болезнь минимальных изменений – БМИ (n=9), идиопатический фокально-сегментарный гломерулосклероз – ФСГС (n=28), мембранозная нефропатия – МН (n=26) и иммуноглобулин А-нефропатия (IgA-нефропатия) (n=37). Среди них 48 (48%) женщин и 52 (52%) мужчины, 34% составили пациенты молодого возраста (от 20 до 30 лет), минимальный возраст – 18 лет, максимальный – 83 года, медиана – 39 лет.

Пациенты с МН – более старшего возраста (Me=56) по сравнению с группами больных с ФСГС (Me=36; p=0,030) и IgA-нефропатией (Me=33; p<0,001). Продолжительность заболевания одинакова среди групп пациентов с БМИ и МН и оказалась значимо меньше при МН (Me=12 мес) при сравнении с ФСГС (Me=29; p=0,027) и IgA-нефропатией (Me=48; p<0,001). На момент включения в исследование у 51 (51%) пациента диагностирован нефротический синдром (НС), у 49 (49%) – он отсутствовал. Группу с НС преимущественно – 44 (44%) человека – составили больные с непролиферативными гломерулопатиями (БМИ, ФСГС, МН), причем среди данных морфологических форм НС отмечался чаще у пациентов с БМИ.

У пациентов с БМИ (p<0,001), ФСГС (p<0,001), МН (p=0,001) при сравнении с IgA-нефропатией выявлены более высокие уровни холестеринемии, суточной протеинурии и более низкие значения общего белка и альбумина сыворотки, что объяснялось преобладанием в этих группах пациентов с НС (табл. 1).

 

Таблица 1. Основные лабораторные показатели

Table 1. Baseline laboratory characteristics

Показатель

БМИ (N=9)

ФСГС (N=28)

МН (N=26)

IgA-нефропатия (N=37)

Общая группа (N=100)

Межгруп- повые различия p

1

2

3

4

Общий белок сыворотки крови, г/л

39

54

50

65

57

p (1/4)<0,001

Me (25–75%)

(37; 51)

(38,5; 64,5)

(41; 60)

(58; 70)

(44; 66)

p (2/4)=0,001

p (3/4)<0,001

Альбумин сыворотки крови, г/л

11,8

26

23,5

35

29,1

p (1/2)=0,018

Me (25–75%)

(9,6; 19)

(14,05; 33)

(16; 32,5)

(30; 38)

(17; 35,8)

p (1/3)=0,018

     

p (1/4)<0,001

     

p (2/4)<0,001

     

p (3/4)<0,001

Общий холестерин сыворотки крови, ммоль/л

11,61

7,83

8,08

5,45

7,02

p (1/3)=0,030

Me (25–75%)

(7,38; 14,33)

(6,71; 10,22)

(6,16; 10,65)

(4,98; 6,84)

(5,55; 9,00)

p (1/4)<0,001

     

p (2/4)<0,001

     

p (3/4)=0,001

Креатинин сыворотки крови, ммоль/л

0,063

0,115

0,102

0,092

0,101

p (1/2)=0,005

Me (25–75%)

(0,055; 0,086)

(0,083; 0,160)

(0,075; 0,114)

(0,077; 0,150)

(0,076; 0,129)

p (1/3)=0,015

      

p (1/4)=0,005

СПБ, г/сут

9,54

7,20

5,59

2,30

4,82

p (1/3)=0,029

Me (25–75%)

(5,76; 13,00)

(3,89; 15,23)

(3,43; 12,00)

(1,22; 3,92)

(1,82; 10,86)

p (1/4)<0,001

      

p (2/4)<0,001

      

p (3/4)=0,008

СКФ (CKD-EPICr-2009), мл/мин

120,00

61,28

70,99

72,07

72,99

p (1/2)=0,002

Me (25–75%)

(88,00; 128,72)

(38,27; 86,39)

(51,01; 95,97)

(50,96; 90,24)

(50,13; 95,83)

p (1/3)=0,004

      

p (1/4)=0,001

       

Примечание. Me (25–75%) – медиана и межквартильный размах.

 

Уровень креатининемии выше в группах с ФСГС (p=0,005), МН (p=0,015), IgA-нефропатией (p=0,005), чем при БМИ, что подтверждает представление о благоприятном течении БМИ в отношении развития и прогрессирования почечной дисфункции. Различия между морфологическими формами гломерулярной патологии по величине СКФ соответствовали результатам сравнения между группами по уровню креатинина сыворотки (т.е. величина СКФ выше при БМИ, чем при других нозологиях).

В исследуемой группе преобладали пациенты с ранними стадиями ХБП (ХБП стадии 1–2) – 65 (65%) человек. Поздние же стадии ХБП (стадии 4–5) диагностированы только в 13 (13%) случаях.

Статистически значимые прямые корреляции получены между экскрецией с мочой цистатина С (p<0,001, r=0,44), α1- и β2-микроглобулинов (p<0,001, r=0,33 и p<0,001, r=0,56 соответственно), NGAL (p<0,001, r=0,46) и суточной протеинурией. В свою очередь, уровень СКФ обратно коррелировал с концентрацией в моче цистатина С (p=0,009, r=-0,26), β2-микроглобулина (p<0,001, r=-0,35) и NGAL (p<0,001, r=-0,53).

Величина суточной протеинурии ассоциирована только с выраженностью тубулоинтерстициального склероза (r=0,24, p=0,024). При проведении ROC-анализа подтверждено, что суточная экскреция белка с мочой не отражает выраженность гломерулосклероза, а может свидетельствовать о начальных проявлениях тубулоинтерстициального склероза выраженностью до 25% и продвинутых стадий (выраженностью 50% и более) атрофии канальцевого эпителия при пороговых значениях 1,82 и 6,10 г/сут соответственно (табл. 2).

 

Таблица 2. Диагностическая значимость экскреции биомаркеров с мочой в оценке морфологических повреждений

Table 2. Diagnostic value of various urinary biomarkers excretions in assessment of morphological lesions

Суточная протеинурия, г/сут

 

ПЗ СПБ

ЧВ, %

СП, %

ДТ, %

AUC

ППЦ

ОПЦ

ПОП

ООП

p

ТИ склероз 25%

1,82

81,8

48,4

70,3

0,684

75,4

57,7

1,58

0,38

0,002

Атрофия канальцев 50%

6,10

51,4

73,2

64,8

0,626

54,5

70,7

1,92

0,66

0,036

Суточная экскреция цистатина С с мочой, мг/сут

ТИ склероз 25%

319,9

65,0

74,9

68,1

0,662

83,0

52,3

2,52

0,47

0,005

Суточная экскреция NGAL с мочой, нг/сут

Гломерулосклероз 25%

1445,4

90,6

56,3

73,4

0,743

67,40

85,7

2,07

0,17

<0,001

Атрофия канальцев 50%

4897,8

81,8

64,3

70,3

0,739

54,5

87,1

2,29

0,28

<0,001

Суточная экскреция α1-микроглобулина с мочой, мг/сут

ТИ склероз 25%

10,94

66,7

77,4

70,3

0,763

85,1

54,5

2,95

0,43

<0,001

Суточная экскреция β2-микроглобулина с мочой, мкг/сут

ТИ склероз 25%

0,224

60,0

84,0

68,2

0,691

87,8

52,0

3,72

0,48

<0,001

Атрофия канальцев 25%

0,224

51,3

92,3

58,3

0,695

97,6

24,0

6,67

0,53

0,002

Гломерулосклероз 50%

0,224

89,5

66,7

71,5

0,760

41,5

96,0

2,68

0,16

<0,001

ТИ склероз 50%

0,240

69,2

66,2

67,0

0,668

45,0

84,3

2,05

0,47

0,011

Примечание. ТИ – тубулоинтерстициальный склероз, СПБ – суточная потеря белка, г/сут, p – уровень статистической значимости, ПЗ – пороговое значение показателя, ЧВ – чувствительность, СП – специфичность, ДТ – диагностическая точность, AUC – площадь под ROC-кривой, ПОП – положительное отношение правдоподобия, ООП – отрицательное отношение правдоподобия, ППЦ – положительная прогностическая ценность, ОПЦ – отрицательная прогностическая ценность.

 

По результатам линейного корреляционного анализа выявлены следующие ассоциации между величиной экскреции биомаркеров и морфологическими изменениями:

  • экскреция цистатина С с мочой коррелировала с выраженностью тубулоинтерстициального склероза (p=0,024, r=0,24);
  • экскреция α1-микроглобулина с мочой – с выраженностью тубулоинтерстициального склероза (p<0,001, r=0,37);
  • экскреция β2-микроглобулина с мочой – с выраженностью гломерулосклероза (p=0,001, r=0,34), тубулоинтерстициального склероза (p=0,001, r=0,33) и атрофией эпителия канальцев (p=0,002, r=0,32);
  • экскреция NGAL с мочой – с выраженностью гломерулосклероза (p<0,001, r=0,48) и атрофией эпителия канальцев (p=0,002, r=0,39).

Анализ диагностической значимости исследуемых биомаркеров в отношении предикции морфологических изменений представлен в табл. 2 и на рис. 1.

 

 

Примечание. А – тубулоинтерстициальный склероз выраженностью 25%, Б – тубулоинтерстициальный склероз выраженностью 50%, В – атрофия эпителия канальцев выраженностью 25%, Г – атрофия эпителия канальцев выраженностью 50%, Д – гломерулосклероз выраженностью 25%, Е – гломерулосклероз выраженностью 50%.

Рис. 1. ROC-кривые с 95% доверительным интервалом (пунктирные линии) для различных биомаркеров относительно морфологических изменений

Fig. 1. ROC-curves with 95% confidence interval of AUC of various biomarkers in prediction of morphological lesions.

 

При проведении ROC-анализа установлено, что цистатин С и α1-микроглобулина мочи обладают диагностической ценностью только в отношении тубулоинтерстициального склероза. При нарастании экскреции цистатина С более 319,9 мг/сут, а α1-микроглобулина – более 10,94 мг/сут можно с достаточно высокой вероятностью говорить о наличии склероза тубулоинтерстиция в нефробиоптате 25% выраженности и более. Экскреция β2-микроглобулина, равная 0,224 мкг/сут, обладала предиктивной способностью в отношении гломерулосклероза выраженностью 50%, тубулоинтерстициального склероза и атрофии канальцев выраженностью 25%, а при нарастании экскреции более 0,240 мкг/сут данный маркер свидетельствовал о наличии тубулоинтерстициального склероза выраженностью 50%.

По результатам ROC-анализа NGAL мочи не обладал прогностической ценностью в отношении тубулоинтерстициального склероза, но являлся высокочувствительным маркером гломерулосклероза в 25% (экскреция NGAL менее 1445,4 нг/сут с достаточно высокой достоверностью может свидетельствовать об отсутствии в нефробиоптате гломерулосклероза выраженностью 25%). В случае экскреции NGAL менее 4897,9 нг/сут можно говорить об отсутствии в биоптате атрофии канальцев 50% выраженности.

Обсуждение

В настоящее время накоплена доказательная база в отношении ряда биомаркеров (NGAL, α1-, β2-микроглобулины, цистатин С, уромодулин и др.), использующихся в ранней диагностике ХБП, а также в отношении возможности применения данных показателей в качестве прогностических параметров, позволяющих оценить течение нефропатии и ее исходы [10–17]. В то же время основным суррогатным показателем, относительно которого построена основная часть таких работ, являются величина СКФ и динамика ее снижения. Однако в ряде клинических ситуаций темпы снижения СКФ «запаздывают» по отношению к тем необратимым морфологическим изменениям, которые уже имеются в почечной паренхиме. Это происходит вследствие того, что оставшиеся неповрежденными клубочки берут на себя функцию «погибших» нефронов, что приводит к развитию гиперфильтрации в каждом отдельно взятом клубочке, и тем самым общее функциональное состояние почек, оцененное по СКФ, остается в пределах нормы.

Согласно результатам исследований, установлено, что высокий уровень протеинурии ассоциирован с более выраженными морфологическими повреждениями при IgA-нефропатии, а в настоящее время данный тезис превратился в аксиому, которую практический врач использует в клинике не только для IgA-нефропатии, но и в отношении других видов гломерулярной патологии [15, 18]. В то же время существует мнение о том, что традиционные маркеры, в том числе суточная протеинурия, СКФ, могут оставаться в пределах нормы и свидетельствовать о благоприятном течении болезни, тогда как гистологически при этом формируются склеротические изменения как гломерул, так и тубулоинтерстиция [3].

Данные обстоятельства послужили основанием для использования в нашей работе несколько иного подхода, а именно оценке валидности ряда биомаркеров в отношении развития склеротических и атрофических процессов в почечной паренхиме, лежащих в основе прогрессирования ХБП.

Анализ полученных нами данных показал, что уровень суточной протеинурии обладал весьма умеренной диагностической значимостью в отношении начальных проявлений тубулоинтерстициального склероза и поздних проявлений атрофии канальцевого эпителия, что позволяет использовать ее в качестве скринингового теста на начальном этапе обследования пациента с первичной гломерулярной патологией для суждения о наличии данных морфологических изменений.

Среди большого числа исследований, посвященных исследованию предикторной роли экскреции с мочой α1-, β2-микроглобулинов, а также цистатина С, показано, что данные маркеры могут выступать надежными показателями прогрессирования почечной дисфункции лишь при МН [13, 19–21]. В отношении же предикции морфологических изменений существуют единичные работы, указывающие на возможную ассоциацию экскреции α1- и β2-микроглобулинов и тубулоинтерстициального повреждения [20, 21]. В то же время у пациентов с IgA-нефропатии данные факты не подтверждены [14, 22].

По результатам проведенного нами исследования показано, что α1-микроглобулин и цистатин С ассоциированы с начальными признаками тубулоинтерстициального склероза. Наиболее универсальным маркером оказался β2-микроглобулин, позволяющий оценить не только склероз тубулоинтерстиция различной степени выраженности, но и отражающий начальные проявления атрофии канальцевого эпителия. Тесная взаимосвязь между увеличением экскреции данных низкомолекулярных белков с состоянием тубулоинтерстициального компартмента нефрона, вероятнее всего, может быть объяснена существующим патофизиологическим представлением о непосредственном участии клеток эпителия проксимальных канальцев в реабсорбции α1-, β2-микроглобулинов и цистатина С посредством кубилин-мегалинопосредованного эндоцитоза [23].

Традиционно принято считать, что экскреция NGAL с мочой является предиктором прогрессирования ХБП и развития терминальной почечной недостаточности [11, 24, 25]. Также в единичных работах продемонстрирована связь NGAL с морфологическими повреждениями, характеризующими хронические изменения, прежде всего тубулоинтерстициальный склероз и тубулярную атрофию [26, 27].

В одной из наших ранних работ мы подчеркивали выявленную на меньшей группе пациентов связь экскреции NGAL с мочой с выраженностью гломерулосклероза [28]. Данное обстоятельство подтверждено и в настоящем исследовании. Так, NGAL мочи оказался единственным из исследованных нами маркеров, обладающим диагностической значимостью в отношении ранних признаков гломерулосклероза при пороговом значении 1445,4 нг/сут, а нарастание его концентрации в моче более 4897,8 нг/сут свидетельствовало о продвинутой степени атрофии эпителия канальцев. Если принимать во внимание сложную кинетику NGAL, повышение его концентрации в моче может быть обусловлено как нарушением его реабсорбции, так и непосредственным увеличением продукции в дистальном отделе нефрона. Полученные нами данные об ассоциации гломерулосклероза, атрофии канальцевого эпителия и экскреции NGAL с мочой позволяют предполагать, что нарушение реабсорбции NGAL в эпителиоцитах проксимальных канальцев, обусловленное ишемией данного отдела нефрона из-за прогрессирующего гломерулосклероза, играет ключевую роль в увеличении экскреции данного пептида с мочой. В пользу данного обстоятельства говорят также и результаты экспериментальных работ, свидетельствующие о снижении продукции мРНК NGAL в почках по мере формирования фиброза тубулоинтерстиция и атрофии эпителиоцитов [29].

Заключение

Полученные результаты исследования позволяют говорить о том, что комплексная оценка наличия склеротических и атрофических изменений в почечной паренхиме, в том числе при динамическом наблюдении пациента с первичной гломерулярной патологией, может проводиться с использованием как набора традиционных (СКФ, уровень суточной протеинурии), так и экскреции специфических биомаркеров (α1-, β2-микроглобулины, цистатин С, NGAL) с целью осуществления всестороннего персонализированного подхода, а также оценки прогноза течения нефропатии. Кроме того, оценка панели различных маркеров может быть использована и в тех клинических ситуациях, когда проведение нефробиопсии затруднено.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.

Список сокращений

БМИ – болезнь минимальных изменений

МН – мембранозная нефропатия

НС – нефротический синдром

СКФ – скорость клубочковой фильтрации

ФСГС – фокально-сегментарный гломерулосклероз

ХБП – хроническая болезнь почек

IgA – иммуноглобулин А

NGAL – липокалин, ассоциированный с желатиназой нейтрофилов

×

About the authors

Elena S. Saganova

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Author for correspondence.
Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-9850-1107

канд. мед. наук, врач-нефролог

Russian Federation, Saint Petersburg

Irina M. Zubina

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-8491-7016

канд. биол. наук, ст. науч. сотр.

Russian Federation, Saint Petersburg

Evdokiia O. Bogdanova

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-1969-1959

канд. биол. наук, науч. сотр.

Russian Federation, Saint Petersburg

Olga V. Galkina

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-7265-7392

канд. биол. наук, зав. лаб. биохимического гомеостаза

Russian Federation, Saint Petersburg

Vasilii G. Sipovskii

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-1512-8037

канд. мед. наук, зав. лаб. морфологии и клинической иммунологии

Russian Federation, Saint Petersburg

Aleksei V. Smirnov

Pavlov First Saint Petersburg State Medical University

Email: nephrolog1985@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-7863-9080

д-р мед. наук, проф., дир.

Russian Federation, Saint Petersburg

References

  1. Luciano RL, Moeckel GW. Update on the Native Kidney Biopsy: Core Curriculum 2019. Am J Kidney Dis. 2019;73(3):404-15. doi: 10.1053/j.ajkd.2018.10.011
  2. Glassock RJ. Con: Kidney biopsy: an irreplaceable tool for patient management in nephrology. Nephrol Dial Transplant. 2015;30(4):528-31. doi: 10.1093/ndt/gfv044
  3. Tan M, Li W, Zou G, et al. Clinicopathological features and outcomes of IgA nephropathy with hematuria and/or minimal proteinuria. Kidney Blood Press Res. 2015;40(2):200-6. doi: 10.1159/000368495
  4. Ren H, Shen P, Li X, et al. Treatment and prognosis of primary focal segmental glomerulosclerosis. Contrib Nephrol. 2013;181:109-18. doi: 10.1159/000348468
  5. Mischak H, Delles C, Vlahou A, Vanholder R. Proteomic biomarkers in kidney disease: issues in development and implementation. Nat Rev Nephrol. 2015;11(4):221-32. doi: 10.1038/nrneph.2014.247
  6. Siwy J, Zürbig P, Argiles A, et al. Noninvasive diagnosis of chronic kidney diseases using urinary proteome analysis. Nephrol Dial Transplant. 2017;32(12):2079-89. doi: 10.1093/ndt/gfw337
  7. Good DM, Zürbig P, Argilés A, et al. Naturally occurring human urinary peptides for use in diagnosis of chronic kidney disease. Mol Cell Proteomics. 2010;9(11):2424-37. doi: 10.1074/mcp.M110.001917
  8. Gold L, Ayers D, Bertino J, et al. Aptamer-based multiplexed proteomic technology for biomarker discovery. PLoS One. 2010;5(12):e15004. doi: 10.1371/journal.pone.0015004
  9. Пролетов Я.Ю., Саганова Е.С., Галкина О.В., и др. Диагностическая значимость цистатина С и нейтрофильного липокалина, ассоциированного с желатиназой, при первичных гломерулопатиях. Терапевтический архив. 2013;85(6):10-6 [Proletov IaIu, Saganova ES, Galkina OV, et al. Diagnostic value of cystatin C and neutrophil gelatinase-associated lipocalin in primary glomerulopathies. Terapevticheskii Arkhiv (Ter. Arkh.). 2013;85(6):10-6 (in Russian)].
  10. Fassett RG, Venuthurupalli SK, Gobe GC, Coombes JS, Cooper MA, Hoy WE. Biomarkers in chronic kidney disease: a review. Kidney Int. 2011;80(8):806-21. doi: 10.1038/ki.2011.198
  11. Bolignano D, Lacquaniti A, Coppolino G, et al. Neutrophil gelatinase-associated lipocalin (NGAL) and progression of chronic kidney disease. Clin J Am Soc Nephrol. 2009;4(2):337-44. doi: 10.2215/CJN.03530708
  12. Смирнов А.В., Хасун М., Каюков И.Г., и др. Уромодулин и выраженность тубулоинтерстициальных повреждений у пациентов с нефропатиями. Нефрология. 2015;19(2):49-54 [Smirnov AV, Khasun M, Kayukov IG, et al. Uromodulin and severity of tubulointerstitial lesions in patients with nephropathies. Nephrology. 2015;19(2):49-54 (in Russian)].
  13. van den Brand JA, Hofstra JM, Wetzels JFM. Low-molecular-weight proteins as prognostic markers in idiopathic membranous nephropathy. Clin J Am Soc Nephrol. 2011;6(12):2846-53. doi: 10.2215/CJN.04020411
  14. Peters HPE, van den Brand JA, Wetzels JFM. Urinary excretion of low-molecular-weight proteins as prognostic markers in IgA nephropathy. Neth J Med. 2009;67(2):54-61
  15. Kee YK, Yoon C-Y, Kim SJ, et al. Determination of the optimal target level of proteinuria in the management of patients with glomerular diseases by using different definitions of proteinuria. Medicine (Baltimore). 2017;96(44):e8154. doi: 10.1097/MD.0000000000008154
  16. Кушнаренко Н.Н., Медведева Т.А., Говорин А.В., Мишко М.Ю. Цистатин С в диагностике преклинического поражения почек у больных с подагрой. Нефрология. 2018;22(1):75-82 [Kushnarenko NN, Medvedeva TA, Govorin AV, Mishko MY. Cystatin c in the diagnosis of pre-clinical kidney injury in patients with gout. Nephrology. 2018;22(1):75-82 (in Russian)]. doi: 10.24884/1561-6274-2018-22-1-75-82
  17. Еремеева А.В., Длин В.В., Корсунский А.А., и др. Клиническое значение определения липокалина-2, ассоциированного с нейтрофильной желатиназой, у пациентов с хронической болезнью почек (обзор литературы). Нефрология. 2018;22(4):50-6 [Eremeeva AV, Dlin VV, Korsunsky AA, et al. Clinical significance of determination of lipocalin-2 associated with neutrophilic gelatinase in patients with chronic kidney disease (literature review). Nephrology. 2018;22(4):50-6 (in Russian)]. doi: 10.24884/1561-6274-2018-22-4-50-56
  18. Reich HN, Troyanov S, Scholey JW, Cattran DC. Remission of proteinuria improves prognosis in IgA nephropathy. J Am Soc Nephrol. 2007;18(12):3177-83. doi: 10.1681/ASN.2007050526
  19. Bazzi C, Rizza V, Casellato D, et al. Fractional excretion of IgG in idiopathic membranous nephropathy with nephrotic syndrome: a predictive marker of risk and drug responsiveness. BMC Nephrol. 2014;15:74. doi: 10.1186/1471-2369-15-74
  20. Bazzi C, Petrini C, Rizza V, et al. Urinary excretion of IgG and alpha(1)-microglobulin predicts clinical course better than extent of proteinuria in membranous nephropathy. Am J Kidney Dis. 2001;38(2):240-8. doi: 10.1053/ajkd.2001.26080
  21. Branten AJW, Du Buf-Vereijken PW, Klasen IS, et al. Urinary excretion of beta2-microglobulin and IgG predict prognosis in idiopathic membranous nephropathy: a validation study. J Am Soc Nephrol. 2005;16(1):169-74. doi: 10.1681/ASN.2004040287
  22. Shin JR, Kim SM, Yoo JS, et al. Urinary excretion of beta2-microglobulin as a prognostic marker in immunoglobulin A nephropathy. Korean J Intern Med. 2014;29(3):334-40. doi: 10.3904/kjim.2014.29.3.334
  23. Nielsen R, Christensen EI, Birn H. Megalin and cubilin in proximal tubule protein reabsorption: from experimental models to human disease. Kidney Int. 2016;89(1):58-67. doi: 10.1016/j.kint.2015.11.007
  24. Patel ML, Sachan R, Verma A, et al. Neutrophil gelatinase-associated lipocalin as a biomarker of disease progression in patients with chronic kidney disease. Indian J Nephrol. 2016;26(2):125-30. doi: 10.4103/0971-4065.157799
  25. Patel ML, Sachan R, Misra R, et al. Prognostic significance of urinary NGAL in chronic kidney disease. Int J Nephrol Renovasc Dis. 2015;8:139-44. doi: 10.2147/IJNRD.S87423
  26. Nickolas TL, Forster CS, Sise ME, et al. NGAL (Lcn2) monomer is associated with tubulointerstitial damage in chronic kidney disease. Kidney Int. 2012;82(6):718-22. doi: 10.1038/ki.2012.195
  27. Ding H, He Y, Li K, et al. Urinary neutrophil gelatinase-associated lipocalin (NGAL) is an early biomarker for renal tubulointerstitial injury in IgA nephropathy. Clin Immunol. 2007;123(2):227-34. doi: 10.1016/j.clim.2007.01.010
  28. Пролетов Я.Ю., Саганова Е.С., Галкина О.В., и др. Роль некоторых биомаркеров в оценке характера хронического повреждения почек у пациентов с первичными гломерулопатиями. Нефрология. 2013;17(1):60-9 [Proletov II, Saganova ES, Galkina OV, et al. The role of several biomarkers in estimation of kidney injury in patients with primary glomerulopathies. Nephrology. 2013;17(1):60-9 (in Russian)]. doi: 10.24884/1561-6274-2013-17-1-60-69
  29. Rhee H, Shin N, Shin MJ, et al. High serum and urine neutrophil gelatinase-associated lipocalin levels are independent predictors of renal progression in patients with immunoglobulin A nephropathy. Korean J Intern Med. 2015;30(3):354-61. doi: 10.3904/kjim.2015.30.3.354

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. ROC-curves with 95% confidence interval of AUC of various biomarkers in prediction of morphological lesions.

Download (385KB)

Statistics

Views

Abstract: 69

PDF (Russian): 26

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2021 Saganova E.S., Zubina I.M., Bogdanova E.O., Galkina O.V., Sipovskii V.G., Smirnov A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Novoslobodskaya str 31c4., Moscow, 127005, Russian Federation

Managing Editor:

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies