Hepatitis C virus - related cryoglobulinemic vasculitis with renal involvement current possibilities of diagnostic and treatment


Cite item

Abstract

The extrahepatic manifestations of HCV infections, which include mixed cryoglobulinemia (MC), are important for prognosis and determination of the treatment options of these patients. Currently, mixed MC type II is considered as a specific marker of chronic HCV infection. Kidney damage is one of the severe, often determining a prognosis of extrahepatic manifestation of HCV-associated cryoglobulinemic vasculitis. The review discusses the current diagnostic approaches to cryoglobulinemic GN, as well as perspectives for improving antiviral and pathogenetic therapy.

Full Text

ГН - гломерулонефрит ИНФ-α - интерферон-α КГ - криоглобулинемия МКГН - мезангиокапиллярный гломерулонефрит МПГН - мембранопролиферативный гломерулонефрит ПАФ -- плазмаферез ПВТ - противовирусная терапия ПегИНФ-α - пегилированный интерферон-α ПКО - полный клинический ответ ПППД - препараты прямого противовирусного действия РФ - ревматоидный фактор УВО - устойчивый вирусологический ответ ФСГС - фокально-сегментарный гломерулосклероз ХГС - хронический гепатит С ЧКО - частичный клинический ответ BLyS - стимулятор В-лимфоцитов HCV - вирус гепатита С Термин криоглобулинемия (КГ) известен с середины ХХ в., когда V. Lerner и G. Watson (1948) установили, что свойство сыворотки крови обратимо преципитировать при температуре ниже 37 °С зависит от наличия в ней иммуноглобулинов [1]. Клиническое значение КГ впервые отметил M. Meltzer, описавший в 1966 г. «эссенциальную» смешанную криоглобулинемию из иммуноглобулинов разных изотипов, которая ассоциировалась с тремя клиническими симптомами - пурпурой, артралгиями и слабостью, впоследствии обозначенными как триада Мельтцера с возможным присоединением гломерулонефрита [2]. В 1974 г. J.C. Brout и соавт. предложили разделение криоглобулинемии на три типа в зависимости от компонентов криопреципитата. Согласно этой классификации типы II и III относятся к смешанной КГ и состоят из антигена - обычно поликлонального IgG и анти-IgG - моноклонального IgMκ (тип II) или поликлонального IgM (тип III) со свойствами ревматоидного фактора (РФ) [3]. После идентификации в 1989 г. вируса гепатита С (HCV) практически сразу была отмечена связь смешанной КГ с HCV-инфекцией, что послужило поводом для новой волны интереса к проблеме КГ и повлекло за собой кардинальные изменения в ее изучении. В настоящее время смешанную КГ II типа рассматривают как специфический маркер хронической HCV-инфекции, о чем свидетельствует обнаружение HCV-инфекции у 80-95% больных со смешанной КГ (II типа) и выявление криоглобулинов в сыворотке крови / криопреципитатах примерно у половины больных хроническим гепатитом С (ХГС), причем оказалось, что концентрация HCV RNA в криопреципитатах в десятки тысяч раз превосходит ее концентрацию в сыворотке [4-6]. Участие HCV в развитии КГ и криоглобулинемического синдрома подтверждается наличием HCV в иммунных комплексах (HCVIgG - IgMκРФ) и обнаружением антигенов вируса и HCV РНК методом гибридизации in situ в поврежденных тканях [7, 8]. Нами проведено исследование частоты смешанной КГ в группе из 130 больных гепатологического отделения многопрофильного стационара с установленным диагнозом ХГС: КГ выявлена в сыворотке крови у 37% больных [9]. Полученные нами данные практически не отличаются от приводимых в литературе: частота КГ среди лиц, инфицированных HCV, в Европе оценивается в диапазоне от 34% в Италии до 54% во Франции [8]. Патогенез клинически значимого криоглобулинемического синдрома, наблюдающегося у 30% больных, рассматривают с позиции лимфотропности HCV. Результатом взаимодействия антигенов вируса со специфическими рецепторами на поверхности В-лимфоцитов (установлено взаимодействие E2 HCV с CD81 В-лимфоцитов) является поли/олиго/моноклональная пролиферация В-лимфоцитов с повышенной продукцией широкого спектра аутоантител. Образованные иммунные комплексы, в том числе смешанные криоглобулины, создают субстрат иммунопатологических реакций, которые лежат в основе клинических проявлений КГ. У части больных длительная активация В-лимфоцитов с накоплением генетических изменений ведет к развитию злокачественной В-клеточной пролиферации [7, 8, 10]. Клинический симптомокомплекс, ассоциированный с криоглобулинемическим васкулитом, включает кожный васкулит (сосудистая пурпура), вовлечение суставов (артралгии, артриты), в том числе в составе классической триады Мельтцера (пурпура, артралгии и слабость), кроме того, поражение слюнных желез, периферической нервной системы (сенсорная или сенсорно-моторная полиневропатия), почек (криоглобулинемический мезангиокапиллярный гломерулонефрит - ГН). Реже развивается легочный васкулит или фиброзирующий альвеолит, поражение сосудов желудочно-кишечного тракта, головного мозга, коронарных сосудов [8, 11, 12]. У больных с HCV-инфекцией без КГ также возможно развитие системных проявлений, однако при наличии КГ их частота выше, а спектр - шире. Больные с КГ характеризуются и значимо большей частотой выявления иммунных нарушений: повышения активности РФ (у 84,4% против 24,2%), уровня IgМ (у 68,8% против 20,9%), снижения гемолитической активности комплемента (у 92,2% против 29%) [11]. Среди спектра системных проявлений хронической HCV-инфекции поражение почек нередко определяет прогноз [6, 9, 11]. В ассоциации с инфекцией вируса гепатита С описано несколько форм ГН: криоглобулинемический и некриоглобулинемический мезангиокапиллярный/мембранопролиферативный (МКГН/МПГН), диффузный пролиферативно- экссудативный ГН, мембранозный ГН. Имеются отдельные наблюдения у лиц, инфицированных вирусом гепатита С, нефрита с минимальными изменениями, фокально-сегментарного гломерулосклероза (ФСГС), IgA-нефропатии и таких более редких форм, как фибриллярный и иммунотактоидный, однако причинная связь этих форм ГН с HCV-инфекцией окончательно не определена. По данным Итальянского регистра почечных биопсий, HCV-инфекция выявлена у 88,4% больных с криоглобулинемическим МКГН, существенно реже (17,8%) - у больных с МКГН без КГ. По нашим собственным данным, поражение почек диагностируется у 17,5% (10 из 57) больных с КГ, выявленной среди 130 больных гепатологического отделения с установленным диагнозом HCV. При этом среди больных с HCV-инфекцией и поражением почек морфологическая картина криоглобулинемического МКГН отмечена у 75% [9]. По мнению большинства исследователей, развивающийся у больных с HCV-инфекцией ГН имеет преимущественно криоглобулинемическую природу, хотя некоторые авторы отмечают возможность некриоглобулинемического поражения почек в рамках HCV-инфекции [6, 13-15]. Предполагают, что в генезе криоглобулинемического ГН основная роль принадлежит моноклональному компоненту смешанной КГ II типа благодаря наличию в его антигенсвязывающей части WA-кросс-идиотипа, обладающего уникальной способностью перекрестно связываться с тканевыми структурами почки, в частности, с фибронектином мезангиального матрикса [6]. Этим объясняют высокую частоту развития ГН при ассоциированной с HCV-инфекцией (HCV) КГ II типа (в 3 раза чаще по сравнению с КГ III типa). К развитию МКГН приводит отложение иммунных комплексов, состоящих из IgMκ-РФ и анти-HCV класса IgG в субэндотелиальном пространстве и мезангии клубочков почек (рис. 1). Показано, что персистенция HCV до появления смешанной КГ III типа составляет 7,6±7,7 года, до развития смешанной КГ II типа (наиболее нефритогенного типа) - 14,2±13,7 года, а возникновение ГН от первых проявлений КГ - около 4 лет (от 0 до 492 мес) [6, 9]. Мы оценили длительность периода инфицирования HCV до появления у больных признаков поражения почек и установили, что она составила в среднем около 197 мес [9]. У отдельных больных (14%) клинические признаки поражения почек возникали одновременно с другими системными проявлениями КГ (кожная пурпура, триада Мельтцера, нейропатия, синдромы Рейно и Шегрена, поражение желудочно-кишечного тракта, легких) и иногда даже предшествовали им («нефритические маски» КГ). Морфологические изменения в почках при криоглобулинемическом МКГН имеют некоторые особенности, позволяющие отличать его от идиопатического МКГН I типа. Этими особенностями являются: 1) внутрикапиллярные («внутрипросветные») тромбы, состоящие из преципитатов криоглобулинов и при электронной микроскопии имеющие вид фибриллярных или кристаллоидных структур; 2) гиперклеточность клубочков из-за массивной инфильтрации лейкоцитами, главным образом моноцитами (число инфильтрирующих моноцитов в острую стадию заболевания может достигать 80 клеток в одном клубочке, что в среднем в 4 раза больше, чем у больных, например, активным пролиферативным волчаночным нефритом); 3) выраженное удвоение и утолщение базальной мембраны клубочков почек (в большей степени за счет расположения по периферии моноцитов, а не в связи с интерпозицией мезангиального матрикса и мезангиальных клеток), 4) васкулит артерий мелкого и среднего калибра с участками фибриноидного некроза и моноцитарной инфильтрацией стенки (рис. 2, см. на цветной вклейке). Склеротические изменения чаще выражены умеренно и выявляются непостоянно. Однако примерно в 10% случаев обнаруживают картину МКГН с зонами центролобулярного склероза. Морфологическая и иммунологическая картина напоминает идиопатический лобулярный МКГН I типа, за исключением выраженной моноцитарной инфильтрации. У части больных (25%), обычно с умеренно выраженным мочевым синдромом, в том числе после интенсивной терапии, при гистологическом исследовании биопсийного материала отмечается картина мезангиопролиферативного ГН [6, 9, 16]. К клиническим критериям неблагоприятного прогноза криоглобулинемического ГН в рамках HCV-инфекции относят: старший (более 50 лет) возраст, рецидивирующую кожную пурпуру, повышение в дебюте заболевания уровня креатинина сыворотки (>1,5 мг/дл), низкий уровень С3 (<54 мг/дл), высокий уровень криокрита (>10%). Морфологическими критериями неблагоприятного прогноза служат наличие массивных внутрикапиллярных (внутрипросветных) тромбов, острый васкулит почечных артерий с полями фибриноидного некроза и моноцитарной инфильтрацией стенки [6, 9]. До признания вируса гепатита С как этиологического фактора смешанной КГ традиционно у больных с криоглобулинемическим васкулитом применялись глюкокортикостероиды с присоединением или без добавления циклофосфана, внутривенное введение иммуноглобулина, плазмаферез (ПАФ). Однако эффективность такого лечения не была удовлетворительной и редко приводила к длительной ремиссии. Современное представление о связи HCV-инфекции с КГ изменило подход к лечению криоглобулинемического васкулита и его осложнений - первостепенное значение стали отводить этиотропной противовирусной терапии (ПВТ). Выбор тактики лечения больных HCV-криоглобулинемическим васкулитом основывается на тщательной оценке клинических проявлений и активности васкулита. Изолированное применение ПВТ рекомендуется при низкой активности васкулита, при его начальных проявлениях. При тяжелых формах HCV-криоглобулинемического васкулита рекомендуют применение активной патогенетической терапии с последующим курсом ПВТ. Патогенетическая терапия включает средства, направленные на устранение олиго- и моноклональной пролиферации В-лимфоцитов (антитела к CD20 В-лимфоцитам - ритуксимаб), на подавление иммунного воспаления, продукцию аутоантител и образование иммунных комплексов (традиционные иммуносупрессивные препараты - преднизолон, циклофосфан), ПАФ для быстрого удаления иммунных реактантов и медиаторов воспаления, а также симптоматическую терапию [17-19]. Основные принципы терапии больных смешанной КГ, ассоциированной с HCV-инфекцией, представлены в табл. 1. Противовирусная терапия пегилированным интерфероном-α (ПегИНФ-α) и рибавирином долгие годы являлась золотым стандартом лечения пациентов с HCV-инфекцией, поскольку устранение этиологического фактора способно привести к стойкой ремиссии васкулита. В исследовании, проведанном в Клинике им. Е.М. Тареева, эффективность ПВТ препаратами ПегИНФ-α и рибавирина оценена в 18 наблюдениях криоглобулинемического васкулита, ассоциированного с HCV-инфекцией. Устойчивый вирусологический ответ (УВО) достигнут у 48,0%, полная клиническая ремиссия васкулита - у 68%, элиминация КГ - у 32,0%. Установлена ассоциация как клинического (χ2=20,23; p=0,002), так и иммунологического (χ2=29,11; p=0,005) ответа с достижением УВО. Эффективность ПВТ была наиболее высокой в отношении кожного и суставного синдромов (частота ремиссии 87,5 и 80% соответственно) и существенно ниже в отношении поражения периферической нервной системы (42%) и почек (58%). Отсутствие клинического ответа (у 4 больных с поражением почек) или развитие обострения васкулита, потребовавшие отмены ПВТ (у 4 больных; из них двое - с поражением почек), ассоциировались с исходно более высокой активностью васкулита и поражением почек. Эти данные согласуются с накопленным мировым опытом комбинированной терапии ПегИФН-α и рибавирином у больных HCV-ассоциированным криоглобулинемическим васкулитом, показавшим достижение ремиссии у 44-73% больных в зависимости от степени активности васкулита [20]. Внедрение в клиническую практику новых пероральных препаратов прямого противовирусного действия для лечения HCV-инфекции и ассоциированного с ней криоглобулинемического васкулита впервые показало возможность достижения УВО более чем у 95% пациентов, что значительно улучшает прогноз у этих пациентов [21-23]. Препараты прямого противовирусного действия (ПППД) представляют собой ингибиторы неструктурных белков вируса NS3/4А (телапревир, боцепревир, симепревир, паритапревир, воксилапревир, асунапревир, гразопревир, глекапревир), NS5А (ледипасвир, даклатасвир, омбитасвир, элбатасвир, пибрентасвир и велпатасвир), NS5B - нуклеозидные аналоги (софосбувир) и ненуклеотидные ингибиторы (дасабувир, беклабувир). Применение ингибиторов протеазы NS3/4A первого поколения - телапревира и боцепревира, которые были одобрены для лечения ХГС в сочетании с ИФН-α/РБВ в 2011 г., хотя и увеличивали эффективность лечения, плохо переносились (из-за присутствия ИФН-α и RBV в схеме лечения) - почти у половины больных наблюдались нежелательные явления, и 93% из них нуждались в эритропоэтин-стимулирующих средствах для лечения анемии, индуцированной рибавирином. Новые безинтерфероновые препараты в настоящее время доступны к использованию, вызывая УВО в 95% и более случаев их применения и имеют небольшое количество нежелательных явлений. В 2015 г. комитетом Международной группы исследования внепеченочных проявлений HCV-инфекции (ISG-EHCV) возглавляемым Patrice Cacoub, опубликованы рекомендации по лечению внепеченочных проявлений HCV-инфекции. Согласно этим рекомендациям противовирусная терапия показана всем больным с HCV-инфекцией с внепеченочными проявлениями, особенно у пациентов с криоглобулинемическим васкулитом и поражением почек. В качестве стандартной терапии при HCV-инфекции с внепеченочными проявлениями рекомендуют применение ПППД без интерферона (с RBV или без него) [24]. Выбор комбинаций лекарственных средств и продолжительность лечения обычно определяются эффективностью схемы, генотипом, наличием у пациента цирроза и с учетом предшествующего опыта лечения ХГС [24] Стандартный курс терапии - 12 нед, при циррозе он может быть увеличен до 24 нед. Согласно рекомендациям KIDIGO, которые были опубликованы в 2018 г., для лечения пациентов с HCV-инфекцией и поражением почек при выборе схемы лечения необходимо учитывать скорость клубочковой фильтрации (СКФ; табл. 2) [25]. Многочисленные исследования показали, что терапия софосбувиром эффективна у пациентов с СКФ <30 мл/мин/1,73 м2, однако его активный метаболит GS-331007 накапливается при почечной недостаточности, поэтому софосбувир не одобрен для пациентов с СКФ <30 мл/мин/1,73 м2 [26-28]. Частота полной клинической ремиссии у пациентов с HCV-ассоциированным криоглобулинемическим васкулитом после терапии ПППД без ИФН широко варьировала между исследованиями, но во всех исследованиях сообщалось, что 85% пациентов имели либо полный (ПКО; 65%), либо частичный клинический ответ (ЧКО; 20%) [22, 23, 29]. В целом, у 54% пациентов с УВО после ПППД терапии наблюдался ПКО (исчезновение клинических проявлений криоглобулинемического васкулита и отсутствие клинического рецидива). При этом такие симптомы, как миалгия, артралгия, пурпура и язвенно-некротический ангиит, лучше отвечали на лечение (75-100%), чем поражение почек, периферической нервной системы (30-70%) [22, 23, 29]. В 2015 г. M. Sise и соавт. опубликовали опыт лечения ПППД 12 пациентов с HCV-ассоциированным васкулитом (7 - с поражением почек, 5 - с МПГН). Схемы лечения включали софосбувир + симепривир (n=8) или софосбувир + рибавирин (n=4) в течение 12-24 нед. УВО получен у 86% (у 6 из 7 больных с HCV-КГ и ГН). У пациентов, достигших УВО, отмечено снижение сывороточного креатинина и протеинурии. Снижение уровня смешанной КГ отмечено у 89% и полное исчезновение - у 4 из 9 больных на основании повторных исследований после лечения [30]. S. Rutledge и соавт. опубликовали метаанализ 8 исследований (28 больных с HCV-ассоцированным криоглобулинемическим ГН), касающихся эффективности и безопасности ПВТ ПППД: у 17 (33%) больных отмечена полная клиническая ремиссия ГН и у 15 (29%) - улучшение почечных параметров (табл. 3). Важно отметить, что ни в одном исследовании не отмечено ухудшения функции почек, даже у тех, кто получал софосбувир с клиренсом креатинина <30 мл/мин/1,73 м² [31]. С 2014 по 2017 г. проведено международное многоцентровое исследование (VASCUVALDIC), в которое включено 148 пациентов с HCV-инфекцией и криоглобулинемическим васкулитом. У всех пациентов применяли ПВТ ПППД: софосбувир/даклатасвир (n=53), софосбувир/рибавирин (n=51), софосбувир/ледипасвир (n=23), софосбувир/симепревир (n=18). Через 12 нед после прекращения терапии ПППД ПКО отмечен у 106 пациентов (72,6%), ЧКО - у 33 (22,6%), отсутствие ответа - у 7 (4,8%). ЧКО наблюдался у 17 из 26 пациентов с поражением почек, у 29 из 86 с поражением периферической нервной системы и у 2 из 15 с язвенно-некротическим ангиитом. Криоглобулины не обнаруживались в образцах крови у 53,1% пациентов, а 97,2% пациентов имели УВО. В течение ПВТ 14,3% получали глюкокортикостероиды, иммуносупрессанты и ПАФ. К неблагоприятным факторам ответа на лечение (ЧКО или отсутствие ответа) авторы отнесли тяжелые формы криоглобулинемического васкулита с развитием быстропрогрессирующего ГН, поражение периферической нервной системы [32]. Увеличение длительности наблюдения за больными после ПВТ показало, что у части больных, несмотря на достижение УВО, сохраняются иммунологические маркеры лимфопролиферации (выявление КГ, повышение активности РФ, снижение уровня комплемента) и наблюдаются поздние (в сроки свыше 6 мес после ПВТ) рецидивы васкулита и даже развитие В-лимфомы при сохранении авиремии. Причиной таких рецидивов может служить персистенция HCV в лимфоцитах - так называемая «латентная» HCV-инфекция. В пользу значения «латентной» HCV-инфекции свидетельствует показанная корреляция между обнаружением РНК HCV в В-лимфоцитах и иммунологическими маркерами - выявлением КГ, активностью РФ, снижением комплемента. Однако РНК HCV не всегда обнаруживается в В-лимфоцитах, в связи с чем не исключается возможность продолжающейся независимой от вируса (после его полной элиминации) лимфопролиферации, по крайней мере у части больных. При этом обсуждается особая роль генетических факторов, а также сохранения и после элиминации вируса высокой продукции стимулятора В-лимфоцитов (B-lymphocyte stimulator - BlyS, известный также как BAFF) [33, 34]. Возможность сохранения независимой от вируса лимфопролиферации при HCV-ассоциированном криоглобулинемическом васкулите обусловливает целесообразность применения СD20 моноклональных антител (ритуксимаба). Ритуксимаб вызывает лизис и апоптоз В-лимфоцитов и, таким образом, устраняет основное патогенетическое звено - олиго- и моноклональную лимфопролиферацию. Накопленный к настоящему времени опыт применения ритуксимаба в качестве монотерапии у больных тяжелыми формами HCV-криоглобулинемического васкулита, резистентными к предшествующей иммуносупрессивной и/или ПВТ, показал его высокую эффективность - достижение клинического улучшения у 80-90%, ремиссии - почти у половины больных. Недостатками этого лечения являются нестойкость эффекта с развитием обострения васкулита через несколько месяцев после лечения, а также установленная возможность активации вирусной репликации после лечения; это служит основанием для назначения противовирусной терапии. Заключение Таким образом, установление этиологической связи КГ II типа с HCV-инфекцией привело к углублению понимания механизмов взаимодействия иммунной системы с вирусной инфекцией и способствовало правильной трактовке клинических симптомов, возникающих в рамках HCV-ассоциированной КГ. Поражение почек является тяжелым, нередко определяющим прогноз внепеченочным проявлением криоглобулинемического васкулита, ассоциированного с HCV-инфекцией. С профилактической целью представляется важным у всех больных с HCV-инфекцией проводить исследование на смешанную КГ. При выявлении КГ важно проведение ПВТ еще до развития тяжелого поражения почек. Ранняя диагностика поражения почек и своевременно начатое лечение имеют первостепенное значение в улучшении прогноза пациентов. Решающим условием терапии связанных с HCV-инфекцией внепеченочных проявлений является эрадикация вируса. Сегодня препаратами выбора при лечении больных с HCV являются ПППД, существуют эффективные схемы ПППД без ИФН для пациентов с HCV-инфекцией со всеми генотипами и всеми уровнями почечной недостаточности. Иммуносупрессия в настоящее время показана больным с тяжелым HCV-ассоциированым криоглобулинемическим васкулитом. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
×

About the authors

S. Yu Milovanova

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

L. V Kozlovskaya(Lysenko)

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

L. Yu Milovanova

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

N. B Gordovskaya

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

T. M Ignatova

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

M. V Taranova

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

T. V Androsova

Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University)

Moscow, Russia

References

  1. Gorevic P.D, Kassab H.J, Levo Y, et al. Mixed cryoglobulinemia: Clinical aspects and long - term follow - up of 40 patients. Am J Med. 1980;69:287-308. PMID: 6996482
  2. Meltzer M, Franklin E.C, Elisa K, et al. Cryoglobulinemia - a clinical and laboratory study. II. Cryoglobulins with rheumatoid factor activity. Am J Med. 1966;40:837-56. PMID: 4956871
  3. Brouet J.C, Clouvel J.P, Danon F, et al. Biologic and clinical significance of cryoglobulins. Am J Med. 1974;57:775-88. PMID: 4216269
  4. Agnello V, Romain P.L. Mixed cryoglobulinemia secondary to hepatitis C virus infection. Reum Dis Clin North Am. 1996;22(1):1-21. PMID: 8907062
  5. Ferri C, Mascia M.T. Cryoglobulinemic vasculitis: Review. Curr Opin Rheumatol. 2006;18:54-63. PMID: 4216269
  6. D’Amico G. Renal involvement in hepatitis С infection: Cryoglobulinemic glomerulonephritis. Kidney Int. 1998;54:650-87. PMID: 9690235
  7. Charles E.D, Dustin L.B. Hepatitis C virus induced cryoglobulinemia. Kidney Int. 2009;76(8):818-24. doi: 10.1038/ki.2009.247
  8. Ferri C. Mixed cryoglobulinemia. Orphanet J Rare. 2008;3:25. doi: 10.1186/1750-1172-3-25
  9. Тэгай С.В., Лопаткина Т.Н., Косминкова Е.Н., Козловская Л.В. Поражение почек, ассоциированное с вирусами гепатитов В и С. Consilium Med. 2002;4(7):337-41.
  10. Saadoun D, Landau D.A, Calabrese L.H, Cacoub P. Hepatitis C-associated mixed cryoglobulinemia: a crossroad between autoimmunity and lymphoproliferation. Rheumatology. 2007;46:1234-42. doi: 10.1093/rheumatology/kem132
  11. Милованова С.Ю., Игнатова Т.М., Козловская Л.В. Особенности течения хронического гепатита С с криоглобулинемией. Клиническая гепатология. 2006;2(1):15-8.
  12. Cacoub P, Poynard T, Ghillani P, et al. Extrahepatic manifestations of chronic hepatitis c. MULTIVIRC Group. Multidepartment Virus C. Arthritis Rheum. 1999;42:2204-12. doi: 10.1002/1529-0131
  13. Mc Guire B.M, Julian B.A, Bynon J.S, et al. Brief communication: Glomerulonephritis in patients with hepatitis C cirrhosis undergoing liver transplantation. Ann Intern Med. 2006;144:735-41. PMID: 16702589
  14. Arase Y, Ikeda K, Murashima N, et al. Glomerulonephritis in autopsy cases with hepatitis C virus infection. Intern Med. 1998;37:836-40. doi: 10.2169/internalmedicine.37.836
  15. Jonson R.J, Gretch D.R, Couser W.G, et al. Hepatitis C virus - associated glomerulonephritis. Effect of α-interferon therapy. Kidney Int. 1994;46:1700-4. PMID: 7535369
  16. Trejo O, Ramos-Casals M, Garcia-Carrasco M. Cryoglobulinemia: study of etiologic factors and clinical and immunologic in 443 patients fr om a simple center. Medicine. 2001;8:252-62. PMID: 11470986
  17. Cacoub P, Delluc A, Saadoun D, et al. Anti-CD20 monoclonal antibody (rituximab) treatment for cryoglobulinemic vaskulitis: wh ere do we stand? Ann Rheum Dis. 2008;67(3):283-7. doi: 10.1136/ard.2006.065565
  18. Ferri C, Sebastiani M, Antonelli A, et al. Current treatment of hepatitis C-associated rheumatic diseases. Arthritis Res Ther. 2012;14:215-21. doi: 10.1186/ar3865
  19. Милованова С.Ю., Лысенко (Козловская) Л.В., Милованова Л.Ю., Мрыхин Н.Н., Русских А.В. HCV-ассоциированная смешанная криоглобулинемия и В-клеточная неходжкинская лимфома - патогенетически связанные проблемы. Терапевтический архив. 2018;(6):112-21. doi: 10.26442/terarkh2018906112-120
  20. Игнатова Т.М., Козловская Л.В., Гордовская Н.Б., Чернова О.А., Милованова С.Ю., Новиков П.И., Некрасова Т.П., Бекетова Т.В., Мухин Н.А. Криоглобулинемический васкулит, ассоциированный с вирусом гепатита С: 20-летний опыт лечения. Терапевтический архив. 2017;89(5):46-52. doi: 10.17116/terarkh201789546-52
  21. Emery J.S, Kuczynsky M, La D, et al. Efficacy and safety of direct acting antiviral for the treatment of mixed cryoglobulinemia. Am J Gastroenterol. 2017;112:1298-308. doi: 10.1038/ajg.2017.49
  22. Saadoun D, Pol S, Ferfar Y, et al. Efficacy and safety of sofosbuvir plus daclatasvir for treatment of HCV-associated cryoglobulinemia vasculitis. Gastroenterol Hepatol. 2017;15:575-83. doi: 10.1053/j.gastro.2017.03.006
  23. Gragnani L, Piluso A, Urraro T, et al. Virological and clinical response to interferon - free regimens in patients with HCV-related mixed cryoglobulinemia:preliminary results of a prospective pilot study. Curr Drug Targets. 2017;18:772-85. doi: 10.2174/1389450117666160208145432
  24. Jean-Michel Pawlotsky, Alessio Aghemo, Geoffrey Dusheiko, Xavier Forns, Massimo Puoti, Christophe Sarrazin. EASL Recommendations on Treatment of Hepatitis C 2018. European Association for the Study of the Liver (EASL). doi: 10.1016/j.jhep.2018.03.026
  25. Executive summary of the 2018 KDIGO hepatitis C in CKD Guideline: welcoming advances in evaluation and management. Kidney Int. 2018;94:663-73. doi: 10.1016/j.kisu.2018.06.001
  26. Saxena V, Koraishy F.M, Sise M.E, et al. Safety and efficacy of sofosbuvir - containing regimens in hepatitis C-infected patients with impaired renal function. Liver Int. 2016;36:807-16. doi: 10.1111/liv.13102
  27. Nazario H.E, Ndungu M, Modi A.A. Sofosbuvir and simeprevir in hepatitis C genotype 1 - patients with end - stage renal disease on haemodialysis or GFR<30 ml/min. Liver Int. 2016;36:798-801. doi: 10.1111/liv.13025
  28. Li T, Qu Y, Guo Y, Wang L. Efficacy and safety of direct acting antiviral therapies for hepatitis C virus patients with stage 4-5 chronic kidney disease: A meta - analysis. Liver Int. 2016;37:974-81. doi: 10.1111/liv.13336
  29. Comarmond C, Garrido M, Pol S, et al. Direct - acting antiviral therapy restores immune tolerance to patients with hepatitis C virus - induced cryoglobulinemia vasculitis. Gastroenterology. 2017;152:2052-62. doi: 10.1053/j.gastro.2017;02.037
  30. Sise M.E, Bloom A.K, Wisocky J, Chung R.T. Treatment of Hepatitis C Virus-Associated Mixed Cryoglobulinemia with Sofosbuvir-Based Direct-Acting Antiviral Agents. Hepatology. 2015;63:408-17. doi: 10.1002/hep.28297
  31. Rutlenge S.M, Chung R.T, Sise M.E. Treatment of hepatitis C virus infection in patients with mixed cryoglobulinemic syndrome and cryoglobulinemic glomerulonephritis. Hemodialysis Int. 2018;22:81-96. doi: 10.1111/hdi.12649
  32. Cornella S.L, Stine J.G, Kelly V, Caldwell S.H, Shah N.L. Persistence of mixed cryoglobulinemia despitecure of hepatitis C with new oral antiviral therapyincluding direct - acting antiviral sofosbuvir: A caseseries. Postgrad Med. 2015;127:413-7.
  33. Saadoun D, Thibault V, Ahmed S.N.S, et al. Sofosbuvir plus ribavirin for hepatitis C virus - associated cryoglo - bulinaemia vasculitis: VASCUVALDIC study. Ann Rheum Dis. 2015;75:1777-82.
  34. Cacoub P, Ahmed S.A, Ferfar Y, Pol S, et al. long - term efficacy of interferon - tree antiviral treatment regimens in patients with hepatitis C virus - associated cryoglobulinemia vasculitis. Clin Gastroenterol Hepatol. 2019;17:518-26. doi: 10.1016/j.cgh.2018.05.021
  35. Landau D, Saadoun D, Halfon P, et al. Relapse of hepatitis C virus - associated mixed cryoglobulinemia vasculitis in patients with sustained viral response. Arthritis Rheum. 2008;58(2):604-11. doi: 10.1002/art.23305
  36. Giannini C, Petrarca A, Monti M, et al. Associated between persistent lymphatic infection by hepatitis C virus after antiviral treatment and mixed cryoglobulinemia. Blood. 2008;111:2943-5. doi: 10.1182/blood-2007-09-112490

Copyright (c) 2019 Milovanova S.Y., Kozlovskaya(Lysenko) L.V., Milovanova L.Y., Gordovskaya N.B., Ignatova T.M., Taranova M.V., Androsova T.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Alabyan Street, 13/1, Moscow, 127055, Russian Federation

Managing Editor:

  • Tel.: +7 (926) 905-41-26
  • E-mail: e.gorbacheva@ter-arkhiv.ru

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies