Early postoperative measurement of growth hormone level for prognosis of surgical outcomes in acromegaly

Cover Page

Abstract


Aim. To investigate the value of 24 hours post-surgery measurement of growth hormone (GH) level for prognosis of surgical outcomes in acromegaly.

Materials and methods. A prospective cohort study included 45 patients with newly diagnosed acromegaly. The degree of parasellar extension was measured on the preoperative sellar magnetic resonance imaging according to the Knosp’s classification. All patients underwent a transsphenoid adenomectomy performed by one neurosurgeon. Basal GH level was measured at 24 hours after surgery. The efficacy of transsphenoidal adenomectomy evaluated at 12 months after surgery.

Results. Acromegaly remission was achieved in 19 (42%) of 45 patients at 12 months after surgery. Pituitary microadenomas and the absence of paracellular invasion, corresponding to Knosp Grade 0–2, had low prognostic value for long-term remission due to low sensitivity (31.6%) and low specificity (38.5%), respectively. The highest prognostic value for acromegaly remission was showed for 24 hours post-surgery GH level with cut-off <1.30 ng/ml with sensitivity of 96.2% (95% confidence interval 81.1–99.8%) and specificity of 84.2% (95% confidence interval 62.4–94.4%).

Conclusion. The study demonstrated the possibility of using GH level at 24 after surgery as a predictor for acromegaly remission. GH level <1.30 ng/ml at 24 hours after surgery showed better predictive value for long-term remission compared with the presence of microadenomas and Knosp Grade 0–2. The absence of decrease of GH level on the first day after surgery may serve as a reason for more close monitoring of patients in the postoperative period. Further studies in a larger number of observers are required to confirm our findings.


Full Text

Введение

Методом выбора при лечении пациентов с акромегалией является транссфеноидальная аденомэктомия (ТСА), при неэффективности которой может быть использована медикаментозная и лучевая терапия [1]. Сохранение персистенции акромегалии в послеоперационном периоде ассоциировано со снижением качества и продолжительности жизни пациентов из-за большого количества системных проявлений заболевания [2]. Биохимическая активность акромегалии сохраняется у 1/3 пациентов, несмотря на представление о тотальном характере операции [3]. Важным является выделение периоперационных предикторов, позволяющих прогнозировать результаты хирургического лечения акромегалии на ранних сроках, что в перспективе может привести к более своевременному выполнению последующих медицинских вмешательств. Традиционными факторами риска персистенции акромегалии после ТСА считаются молодой возраст пациентов, мужской пол, исходный базальный уровень гормона роста (ГР) >40 нг/мл, наличие макроаденомы гипофиза и ее инвазия в кавернозный синус, однако отсутствуют убедительные данные об их высокой прогностической значимости [4, 5]. Современные клинические рекомендации предусматривают проведение лабораторного обследования через 12 нед после операции для оценки ее эффективности [2, 6]. Вместе с тем в литературе обсуждается вопрос информативности определения уровня ГР в раннем послеоперационном периоде с целью прогнозирования исходов хирургического лечения акромегалии [2, 6, 7]. В ряде исследований показано, что низкий уровень ГР в ранние сроки после операции может использоваться как предиктор ремиссии акромегалии, однако оптимальное время забора крови и пороговое значение показателя на настоящий момент окончательно не определены [8–12].

Цель исследования – оценить информативность уровня ГР через 24 ч после операции для прогнозирования результатов хирургического лечения акромегалии в сравнении с характеристиками аденомы гипофиза по данным предоперационной магнитно-резонансной томографии (МРТ) хиазмально-селлярной области (ХСО).

Материалы и методы

В когортное проспективное наблюдательное исследование включали пациентов с верифицированным диагнозом акромегалии, направленных на нейрохирургическое лечение в ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» в период с 2016 по 2018 г.

Критерии включения: верифицированный диагноз акромегалии, возраст старше 18 лет и подписанное информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии невключения в исследование: наличие операции или лучевой терапии ХСО в анамнезе и текущее лечение аналогами соматостатина или агонистами дофамина.

Диагноз акромегалии устанавливался на основании характерной клинической карты, значения инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1), превышающего референсный диапазон для данного пола и возраста, отсутствия снижения ГР в оральном глюкозо-толерантном тесте – ОГТТ (прием 75 г глюкозы с забором крови на 0, 30, 60, 90, 120 мин) <1,0 нг/мл и наличия аденомы гипофиза по данным МРТ ХСО.

У всех пациентов определяли предоперационный базальный уровень ГР и ИФР-1. Уровень ИФР-1 в сыворотке крови определяли количественным иммуноферментным методом (OCTEIA IGF-1, IDS Ltd., Boldon, U.K.); единицы измерения – нг/мл; референсный диапазон: 18–20 лет: 141–483, 21–25 лет: 116–358, 26–30 лет: 117–329, 31–35 лет: 115–307, 36–40 лет: 109–284, 41–45 лет: 101–267, 46–50 лет: 94–252, 51–55 лет: 87–238, 56–60 лет: 81–225, 61–65 лет: 75–212, 66–70 лет: 69–200, 71–75 лет: 64–188, 76–80 лет: 59–177, 81–85 лет: 55–166. Для определения концентрации ГР в сыворотке крови использовали электрохемилюминесцентный метод (ECLIA, Elecsys 2010, Roche Diagnostics, Mannheim, Germany), единицы измерения – нг/мл, диапазон измерений: 0,03–50,00 нг/мл.

Для выявления и описания аденомы гипофиза выполняли МРТ ХСО с контрастированием на томографе Magnetom Trio A Tim 3,0 Тесла (SIEMENS, Германия). В качестве контрастирующего вещества использовали гадобутрол (Гадовист, Bayer Pharma AG, Германия) по 7,5 мл. Микроаденомой считали образование гипофиза с максимальным диаметром <10 мм, макроаденомой – ≥10 мм. Степень инвазии соматотропиномы в параселлярном направлении оценивали на основании классификации Knosp [13]. Согласно данной классификации Grade 0 соответствуют интраселлярно расположенные опухоли без инвазии в полость кавернозного синуса. При Grade 1 опухоли прорастают до интракаротидной линии. При Grade 2 опухоли распространяются до уровня латерального края внутренней сонной артерии. Прорастание опухоли латеральной каротидной линии соответствует Grade 3. При дальнейшем распространении и полном окружении внутренней сонной артерии опухолью состояние расценивали как Grade 4. Под инвазивным характером роста аденомы гипофиза подразумевается Knosp Grade 3–4 [13].

Все пациенты перенесли ТСА, выполненную одним нейрохирургом. Через 24 ч после операции натощак производили забор крови для определения базального уровня ГР. Обследование на предмет эффективности хирургического лечения выполняли через 3 мес, после чего пациентов продолжали наблюдать с последующим контролем лабораторных показателей в динамике не менее 12 мес. Под биохимической ремиссией акромегалии принимали значения ГР и ИФР-1, соответствующие критериям Acromegaly Consensus Group 2010 г.: нормализация уровня ИФР-1 соответственно референсному диапазону для данного пола и возраста, наряду с базальным уровнем ГР<1,0 нг/мл и/или подавлением уровня ГР в ОГТТ с 75 г глюкозы <0,4 нг/мл.

Статистический анализ данных проводили с использованием пакета программ Statistica 10.0 (StatSoft, Tulsa, OK, USA) и SPSS 17.0 (IBM, Armonkny, NY, USA). Непрерывные данные представляли в виде медианы (Me) и квартилей при отсутствии нормального распределения. Достоверность различий оценивали с помощью критерия χ2 Пирсона с поправкой Йетса в случае биноминальных данных, критерия Манна–Уитни для непрерывных данных. Потенциальные предикторы оценивали при помощи логистической регрессии, ROC-анализа, в качестве зависимой переменной выступала ремиссия акромегалии после хирургического лечения (рис. 1). Статистически значимыми считали различия, выявленные при значении p<0,05.

 

Рис. 1. ROC-кривая для прогноза ремиссии акромегалии на основании уровня ГР через 24 ч после операции.

 

Протокол исследования одобрен локальным этическим комитетом. Все пациенты давали письменное информированное согласие на участие в исследовании.

Результаты

В исследование включили 45 пациентов (35 женщин и 10 мужчин) с верифицированным диагнозом акромегалии. Me возраста составила 53,0 года (42,0; 58,0), а период времени от возникновения симптомов до установления диагноза – 6,0 лет (3,0; 8,0). Предоперационный уровень ИФР-1 превышал верхнюю границу гендерно-возрастного референсного значения в 2,6 раза (2,0; 3,3). Me базального уровня ГР до операции – 12,3 нг/мл (7,1; 25,0). У 8 (17,8%) пациентов выявлена микроаденома гипофиза, у 37 (82,2%) – макроаденома. При анализе параселлярного роста с использованием классификации Knosp Grade 0 соответствовали 6 (13,3%) пациентов, Grade 1 – 10 (22,2%), Grade 2 – 16 (35,6%), Grade 3 – 8 (17,8%) и Grade 4 – 5 (11,1%). Таким образом, у 13 (29%) пациентов рост аденомы носил инвазивный характер, соответствующий Grade 3–4 по классификации Knosp. Характеристика включенных в исследование пациентов представлена в табл. 1.

 

Таблица 1. Характеристика включенных в исследование пациентов (n=45)

 

Me

25Q–75Q

Возраст, лет

53,0

43,0–58,0

Длительность заболевания, годы

6,0

3,0–8,0

Уровень ГР, нг/мл

12,3

7,1–25,0

ИФР-1пациента/ИФР-1ULN, нг/мл

2,6

2,0–3,3

Размер аденомы гипофиза, мм

17,5

13,0–23,0

Микроаденомы, (%)

8 (18)

 

Макроаденомы, (%)

37 (82)

 

Knosp Grade, (%)

0

1

2

3

4

6 (13)

10 (22)

16 (36)

8 (18)

5 (11)

 

Примечание. 25Q–75Q – 25 и 75-й перцентили, ULN – верхняя граница референсного диапазона.

 

Через 12 мес после операции критериям ремиссии акромегалии 2010 г. соответствовали 19 (42,2%) из 45 пациентов. У 6 (75,0%) из 8 пациентов с микроаденомами хирургическое лечения оказалось успешным. Среди пациентов с макроаденомами гипофиза ТСА привела к биохимической ремиссии у 13 (35,1%) из 37 пациентов.

Для дальнейшего анализа пациенты разделены на две группы: с ремиссией акромегалии и персистенцией заболевания. Сравнительная характеристика обеих групп пациентов представлена в табл. 2. Пациенты с ремиссией акромегалии имели меньший размер аденомы гипофиза (Me: 15,0 мм vs 18,0 мм, p=0,025) по сравнению с группой персистенции акромегалии. Тем не менее значимость наличия микроаденомы гипофиза для прогнозирования последующей ремиссии акромегалии оказалась низкой: чувствительность 31,6%, специфичность 75,2%. Пациенты с ремиссией акромегалии значимо старше (Me: 56,0 года vs 48,5 года, p=0,010). Достоверных различий в гендерном соотношении между группами ремиссии и персистенции акромегалии после операции не получено: мужчины в группе ремиссии 4/10 (40%) vs персистенции 15/35 (42%), p=0,812. Исходные базальные уровни ГР и ИФР-1 также достоверно не отличались у пациентов с ремиссией и персистенцией акромегалии (см. табл. 2).

 

Таблица 2. Сравнительная характеристика пациентов с ремиссией и персистенцией акромегалии

 

Ремиссия (n=19)

Персистенция (n=26)

p-value

Возраст, лет

56,0 (39,0; 64,0)

48,5 (31,0; 56,0)

0,010

Длительность заболевания, годы

6,0 (4,0; 9,0)

5,0 (3,0; 7,0)

0,115

Уровень ГР, нг/мл

8,6 (4,4; 23,7)

13,4 (7,6; 38,9)

0,192

ИФР-1пациента/ИФР-1ULN, нг/мл

2,8 (2,0; 3,9)

2,7 (2,0; 3,2)

0,819

Размер аденомы гипофиза, мм

15,0 (4,4; 23,7)

18,0 (16,0; 25,0)

0,025

Макроаденомы гипофиза, (%)

13 (68)

24 (92)

0,038

Knosp Grade 3–4, (%)

3 (15)

10 (38)

0,075

Примечание. Достоверность различий оценивали с помощью критерия χ2 Пирсона с поправкой Йетса в случае биноминальных данных, критерия Манна–Уитни для непрерывных данных. Статистически значимыми считали различия, выявленные при значении p<0,05.

 

При оценке результатов хирургического лечения у пациентов с акромегалией в зависимости от степени параселлярного роста опухоли продемонстрирована более высокая частота ремиссии среди пациентов с низкой градацией по Knosp. Достигли ремиссии 16 (50,0%) из 32 пациентов с Grade 0–2, тогда как при Grade 3–4 ремиссия имела место только у 3 (23,0%) из 13. Таким образом, отсутствие инвазивного роста в параселлярном направлении (Grade 0–2) позволяло предположить развитие ремиссии акромегалии после ТСА. Однако при высокой чувствительности этого параметра – 84,2% – его специфичность оказалась низкой – 38,5%.

У всех пациентов зафиксировано снижение уровня ГР через 24 ч после операции по сравнению с исходным уровнем. Показатель ГР достоверно ниже у пациентов, которые достигли ремиссии акромегалии: 1,4±0,5 нг/мл vs 4,4±1,7 нг/мл, p=0,02 (рис. 2).

 

Рис. 2. Уровень ГР через 24 ч после операции в группах ремиссии и персистенции акромегалии.

 

Для оценки прогностического значения уровня ГР в раннем послеоперационном периоде и определения оптимального порогового значения использован ROC-анализ. В модели, которая построена на основании базального уровня гормона через 24 ч после операции, площадь под ROC-кривой составила 0,921±0,043, 95% доверительный интервал 0,836–0,958, p=0,0001. Проанализированы различные значения уровня ГР как прогностического фактора ремиссии акромегалии. Наилучшим результатам соответствовал уровень ГР<1,30 нг/мл с чувствительностью 96,2% (95% доверительный интервал 81,1–99,8%) и специфичностью 84,2% (95% доверительный интервал 62,4–94,4%).

Обсуждение

С учетом высокой частоты персистенции акромегалии после хирургического лечения выявление предикторов исходов операции лечения является актуальным вопросом [4, 6, 14]. В настоящей работе мы оценили прогностическую значимость определения ГР через 24 ч после операции в отношении исходов хирургического лечения акромегалии и сравнили с характеристиками аденомы гипофиза на предоперационной МРТ. Среди наших пациентов ремиссия акромегалии достигнута у 19 (42%) из 45 пациентов через 1 год после выполнения ТСА. Оперативное вмешательство оказалось более успешным у пациентов с микроаденомами гипофиза (75%) по сравнению с группой макроаденом гипофиза (42%). По данным большинства исследователей, ремиссии акромегалии после хирургического лечения достигают 80–90% среди пациентов с микроаденомами гипофиза и 40–60% при наличии макроаденом [2, 3, 6]. Вариабельность частоты ремиссии между исследованиями может быть объяснена различиями в используемых критериях биохимической ремиссии акромегалии и выборках пациентов [3, 14, 15]. Согласно результатам крупного метаанализа средняя частота ремиссии акромегалии после хирургического лечения составляла 54,8%; показатель достиг 77,9% у пациентов с микроаденомами и 52,7% при макроаденомах гипофиза [3].

Обсуждаемыми в литературе прогностическими факторами в отношении исходов хирургического лечения при акромегалии являются размер аденомы гипофиза и степень ее параселлярного роста, которые определяют техническую возможность радикального удаления опухоли [4, 5]. В исследовании R. Starke и соавт. наличие микроаденомы гипофиза и Knosp Grade 0–2 оказались значимыми предикторами ремиссии акромегалии: отношение шансов 1,09, p=0,001 и 8,83, p=0,001 соответственно [5]. По нашим данным ремиссия акромегалии также встречалась чаще среди пациентов с микроаденомами гипофиза и низкой степенью параселлярного роста. Тем не менее прогностическая значимость этих параметров оказалась низкой: наличие микроаденомы гипофиза показало низкую чувствительность (31,6%), а отсутствие инвазивного роста аденомы (Knosp Grade 0–2) – низкую специфичность (38,5%) в отношении прогнозирования исходов хирургического лечения акромегалии. Высокий процент ложноположительных результатов в случае микроаденомы и ложноотрицательных результатов при использовании классификации Knosp не позволяет использовать эти показатели как надежные предикторы ремиссии акромегалии. В литературе обсуждается, что использование лабораторных маркеров обладает большей прогностической значимостью по сравнению с инструментальными методами [9, 16].

В нашем исследовании низкий уровень ГР в ранние сроки после хирургического лечения продемонстрировал лучшую прогностическую значимость: показатель <1,30 нг/мл через 24 ч после операции ассоциирован с ремиссией акромегалии с чувствительностью 96,2% и специфичностью 84,2%. Возможность использования низкого уровня ГР в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования ремисии акромегалии подтверждена другими авторами [8–11]. В крупном исследовании с участием 194 пациентов после транссфеноидального удаления соматотропиномы показано, что наилучшим прогнозом обладал показатель ГР<1,0 нг/мл, который ассоциирован с ремиссией в 92% случаев при оценке через 3 года после операции [8]. Подобные результаты показаны R. Rotermund и соавт.: все пациенты в их исследовании с уровнем ГР≤1,0 нг/мл достигли ремиссии [10]. В другом исследовании оптимальный уровень ГР≤3,66 нг/мл через 24 ч после операции оказался оптимальным пороговым значением для прогнозирования ремиссии акромегалии через 3 мес после хирургического лечения с чувствительностью 93,1% и специфичностью 79,2% [11]. Ряд авторов изучали также прогностическую значимость определения ГР в первые часы после оперативного лечения [8, 9]. P. Dutta и соавт. показали, что наиболее сильным предиктором ремиссии акромегалии являлся уровень ГР≤1,55 нг/мл через 6 ч после операции с чувствительностью 81,2% и специфичностью 83,3% [9]. Следует учитывать, что забор крови в первые часы после операции может быть сопряжен с техническими сложностями при внедрении в клиническую практику. Определение ГР через 24 ч после операции представляется более предпочтительным.

Ряд авторов изучали другие лабораторные маркеры радикального удаления соматотропиномы, такие как ИФР-1 и уровень ГР в нагрузочном тесте с глюкозой в ранние сроки после операции [17–20]. ИФР-1 является достаточно инертным показателем, поскольку нормализация его уровня может занимать длительное время [18, 19]. Так, M. Shin и соавт. продемонстрировали, что у пациентов с уровнем ГР в ОГТТ <0,4 нг/мл и отсутствием остаточной ткани соматотропиномы по данным МРТ, которая выполнялась через полгода после операции, повышенный уровень ИФР-1 сохранялся до 10 мес [19]. R. Kristof и соавт. показали, что при выполнении ОГТТ на 7-е сутки после операции подавление уровня ГР оказалось ложноположительным в 14,9%, тогда как при контроле через 3 мес тест был ложноположительным лишь в 1,5% по сравнению с долгосрочной ремиссией акромегалии [20]. В связи с этим авторы не рекомендовали выполнять ОГТТ в раннем послеоперационном периоде [20].

В наше исследование мы включили пациентов с впервые выявленной акромегалией без предшествующей терапии, которые прооперированы одним нейрохирургом. Это позволило обеспечить однородность группы. Нами определено не только пороговое значение уровня ГР для прогнозирования ремиссии акромегалии, но и рассчитаны чувствительность и специфичность показателя, что представлено не во всех исследованиях, посвященных данной проблеме [8, 10]. Ограничениями исследования стали небольшое число включенных в исследование пациентов и отсутствие данных по отдаленным исходам хирургического лечения акромегалии более 12 мес. Проспективное наблюдение за данной когортой пациентов продолжается.

Заключение

В исследовании продемонстрирована возможность использования ГР, определенного в раннем послеоперационном периоде для прогноза эффективности оперативного лечения акромегалии. Показатель <1,3 нг/мл через 24 ч после операции имеет большую прогностическую значимость по сравнению с наличием микроаденомы гипофиза и отсутствием инвазивного параселлярного роста (Knosp Grade 0–2) в отношении прогнозирования ремиссии акромегалии. Отсутствие достаточного снижения ГР в первые сутки после операции может служить поводом для выделения пациента в группу высокого риска персистенции акромегалии и более тщательного наблюдения в послеоперационном периоде. Полученные данные требуют подтверждения в дальнейших исследованиях с большей продолжительностью и числом наблюдений.

About the authors

A. I. Tsiberkin

Almazov National Medical Research Center

Author for correspondence.
Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6587-4313

Russian Federation, Saint Petersburg

врач-эндокринолог, мл. науч. сотр. НИЛ нейроэндокринологии

U. A. Tsoy

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-4013-4831

Russian Federation, Saint Petersburg

к.м.н., зав. НИЛ нейроэндокринологии

V. Yu. Cherebillo

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6803-9954

Russian Federation, Saint Petersburg

д.м.н., проф., врач-нейрохирург отд-ния нейрохирургии №6

A. V. Polezhaev

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-9450-1516

Russian Federation, Saint Petersburg

к.м.н., науч. сотр. НИЛ нейроэндокринологии

N. V. Kuritsyna

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-1337-1719

Russian Federation, Saint Petersburg

врач-эндокринолог ЛРК-1

A. A. Paltsev

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-9966-2965

Russian Federation, Saint Petersburg

к.м.н., зав. отд-нием нейрохирургии №6

A. V. Alkhazishvili

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-7250-6786

Russian Federation, Saint Petersburg

аспирант каф. лучевой диагностики и медицинской визуализации, врач-рентгенолог детского ЛРК

E. N. Grineva

Almazov National Medical Research Center

Email: tsibern1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-0042-7680

Russian Federation, Saint Petersburg

д.м.н., проф., дир. Института эндокринологии

References

  1. Dineen R, Stewart PM, Sherlock M. Acromegaly. QJM. 2017;110(7):411-20. doi: 10.1093/qjmed/hcw004
  2. Дедов И.И., Молитвослова Н.Н., Рожинская Л.Я., Мельниченко Г.А. Федеральные клинические рекомендации по клинике, диагностике, дифференциальной диагностике и методам лечения акромегалии. Проблемы эндокринологии. 2013;59(6):4-18 [Dedov II, Molitvoslova NN, Rozhinskaya LYa, Melnichenko GA. Federal clinical guidelines for the clinic, diagnosis, differential diagnosis and treatment of acromegaly. Problemy ehndokrinologii. 2013;59(6):4-18 (In Russ.)]. doi: 10.14341/probl20135964-18
  3. Starnoni D, Daniel RT, Marino L, et al. Surgical treatment of acromegaly according to the 2010 remission criteria: systematic review and meta-analysis. Acta Neurochir (Wien). 2016;158(11):2109-21. doi: 10.1007/s00701-016-2903-4
  4. Besser GM, Burman P, Daly AF. Predictors and rates of treatment-resistant tumor growth in acromegaly. Eur J Endocrinol. 2005;153(2):187-93. doi: 10.1530/eje.1.01968
  5. Starke RM, Raper DM, Payne SC, et al. Endoscopic vs microsurgical transsphenoidal surgery for acromegaly: outcomes in a concurrent series of patients using modern criteria for remission. J Clin Endocrinol Metab. 2013;98(8):3190-8. doi: 10.1210/jc.2013-1036
  6. Katznelson L, Laws ER Jr, Melmed S, et al. Acromegaly: an endocrine society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab. 2014;99(11):3933-51. doi: 10.1210/jc.2014-2700
  7. Астафьева Л.И., Калинин П.Л., Кадашев Б.А. Современная диагностика и послеоперационный мониторинг пациентов с акромегалией в условиях нейрохирургической клиники. Вопр. нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2017;81(1):58-62 [Astaf’eva LI, Kalinin PL, Kadashev BA. Modern diagnosis and postoperative monitoring of acromegaly patients at a neurosurgical clinic. Voprosy neirokhirurgii im. N.N. Burdenko. 2019;83(1):98-104 (In Russ.)]. doi: 10.17116/neiro201780758-62
  8. Kim EH, Oh MC, Lee EJ, Kim SH. Predicting Long-term Remission by Measuring Immediate Postoperative Growth Hormone Levels and Oral Glucose Tolerance Test in Acromegaly. Neurosurgery. 2012;70(5):1106-13. doi: 10.1227/neu.0b013e31823f5c16
  9. Dutta P, Korbonits M, Sachdeva N, et al. Can immediate postoperative random growth hormone levels predict long-term cure in patients with acromegaly? Neurol India. 2016;64(2):252-8. doi: 10.4103/0028-3886.177622
  10. Rotermund R, Burkhardt T, Rohani Z, et al. Value of early postoperative random growth hormone levels and nadir growth hormone levels after oral glucose tolerance testing in acromegaly. Growth Horm IGF Res. 2018;41:64-70. doi: 10.1016/j.ghir.2018.03.002
  11. Sarkar S, Jacob KS, Pratheesh R, et al. Transsphenoidal surgery for acromegaly: predicting remission with early postoperative growth hormone assays. Acta Neurochirurgica. 2014;156(7):1379-87. doi: 10.1007/s00701-014-2098-5
  12. Dal J, Feldt-Rasmussen U, Andersen M, et al. Acromegaly incidence, prevalence, complications and long-term prognosis: a nationwide cohort study. Eur J Endocrinol. 2016;175(3):181-90. doi: 10.1530/EJE-16-0117
  13. Knosp E, Steiner E, Kitz K, Matula C. Pituitary adenomas with invasion of the cavernous sinus space: a magnetic resonance imaging classification compared with surgical findings. Neurosurgery. 1993;33(4):610-7. doi: 10.1227/00006123-199310000-00008
  14. Giustina A, Chanson P, Bronstein MD, et al. A consensus on criteria for cure of acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95(7):3141-8. doi: 10.1210/jc.2009-2670
  15. Циберкин А.И., Цой У.А., Черебилло В.Ю. и др. Оценка результатов транссфеноидальной аденомэктомии при акромегалии с применением различных критериев ремиссии. Вопр. нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2019;83(1):98-104 [Tsiberkin AI, Tsoy UA, Cherebillo VY, et al. Evaluation of transsphenoidal adenomectomy outcomes in acromegaly using different remission criteria. Voprosy neirokhirurgii im. N.N. Burdenko. 2019;83(1):98-104 (In Russ.)]. doi: 10.17116/neiro20198301198
  16. Babu H, Ortega A, Nuno M, et al. Long-Term Endocrine Outcomes Following Endoscopic Endonasal Transsphenoidal Surgery for Acromegaly and Associated Prognostic Factors. Neurosurgery. 2017;81(2):357-66. doi: 10.1093/neuros/nyx020
  17. Hazer DB, Işık S, Berker D, et al. Treatment of acromegaly by endoscopic transsphenoidal surgery: surgical experience in 214 cases and cure rates according to current consensus criteria. J Neurosurg. 2013;119(6):1467-77. doi: 10.3171/2013.8.JNS13224
  18. Feelders RA, Bidlingmaier M, Strasburger CJ, et al. Postoperative evaluation of patients with acromegaly: clinical significance and timing of oral glucose tolerance testing and measurement of (free) insulin-like growth factor I, acid-labile subunit, and growth hormone-binding protein levels. J Clin Endocrinol Metab. 2005;90(12):6480-9. doi: 10.1210/jc.2005-0901
  19. Shin MS, Yu JH, Choi JH, et al. Long-term changes in serum IGF-1 levels after successful surgical treatment of growth hormone-secreting pituitary adenoma. Neurosurgery. 2013;73(3):473-79. doi: 10.1227/01.neu.0000431480.87160.84
  20. Kristof RA, Neuloh G, Redel L, et al. Reliability of the oral glucose tolerance test in the early postoperative assessment of acromegaly remission. J Neurosurg. 2002;97(6):1282-6. doi: 10.3171/jns.2002.97.6.1282

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Figure 1. ROC curve for predicting remission of acromegaly based on the level of GY 24 hours after surgery.

Download (11KB) Indexing metadata
2.
Fig. 2. GH Level 24 hours after surgery in the remission and acromegaly persistence groups.

Download (10KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 81

PDF (Russian) - 26

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Novoslobodskaya str 31c4., Moscow, 127005, Russian Federation

Managing Editor:

 

© 2018 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies