Endothelial damage and circadian blood pressure profile in rheumatoid arthritis


Cite item

Abstract

Aim. To study the influence of the state of endothelium on the daily profile of arterial pressure (AP) in patients with rheumatoid arthritis (RA). Materials and methods. In 70 RA pts carried out C-reactive protein (CRP), vascular endothelial adhesion molecule type 1 (sVCAM-1), antigen von Willebrand Factor (AG WF), interleukin-8 (Il-8), rheumatoid factor (RF), IgG, endotheline-1 (ET-1), number of desquamated endotheliocytes cells (DE), VS, activity of renin by immunoenzyme analysis. The dysfunction of endothelium was evaluated by calculation of DE. The functional methods included the daily monitoring of arterial pressure (AP). Results. Arterial hypertension (AH) occurred in 40 (57.1%) pts. RA pts are revealed the signs of endothelial dysfunction, about which significant differences among the indices of activation of endothelium in comparison with control group testify. ET-1, sVCAM-1, vWF AG, Il-8, CRP content was higher in RA pts. Reliably above there was a number of DE. Reliable differences according to these indices depending of RA activity were discovered. With conducting of correlation analysis it is revealed, that markers of the activation of endothelium: sVCAM-1, vWF AG positively correlated with increasing RF IgG and indices of the immune inflammation: CRP, and DE number. In patients suffering from RA, showed signs of endothelial dysfunction. The positive correlation between endothelial damage and daily profile of AP show the relationship of these processes. Conclusion. Positive correlations between the damage of endothelium and disturbance of AP daily profile testify about the interrelation of these processes.

Full Text

АГ - артериальная гипертензия АГ ФВ - антиген фактора фон Виллебранда АД - артериальное давление ДАД - диастолическое АД ДЭ - десквамированные эндотелиоциты ИВ - индекс времени ИЛ - интерлейкин ИП - индекс площади РА - ревматоидный артрит РЗ - ревматические заболевания РФ - ревматоидный фактор САД - систолическое АД СИ - суточный индекс СМАД - суточное мониторирование АД СОЭ - скорость оседания эритроцитов СРБ - С-реактивный белок ЭТ-1 - эндотелин-1 Ig - иммуноглобулины sVCAM-1 - молекула адгезии сосудистого эндотелия типа 1 В настоящее время общество испытывает значительные социально-экономические потери в связи с нарастанием количества постоянно страдающих и рано инвалидизирующихся больных с ревматическими заболеваниями (РЗ), причем ревматоидный артрит (РА) является одним из самых распространенных заболеваний костно-мышечной системы [1, 2]. У значительного числа больных РА имеет место поражение сердечно-сосудистой системы, определяя течение этого заболевания, качество жизни больных и являясь основной причиной преждевременной их смерти. При этом инициирующим и модулирующим фактором выступает артериальная гипертензия (АГ) [3-6]. Частота АГ при РА, по данным различных исследований, варьирует от 18 до 70,5% [7-9]. Вопросы патогенеза АГ при РА проанализированы в исследовании Д.С. Новиковой и соавт. [10]. По данным Т.В. Попковой и соавт., АГ диагностируется у 37% больных РА, что в 1,5 раза больше, чем улиц без РЗ [8]. Имеются данные, что помимо классических факторов типа АГ, гиперхолестеринемии, сахарного диабета активность РА также может оцениваться в качестве независимого фактора риска [3, 8, 11]. Cистемные РЗ можно рассматривать как своеобразную модель для изучения взаимосвязи аутоиммунных, атеросклеротических процессов и АГ. Большую роль в патогенезе сердечно-сосудистых заболеваний и РЗ играет эндотелиальная дисфункция [12]. В связи с тем, что имеет место ускоренное развитие атеросклероза и высокий риск кардиоваскулярных осложнений у больных ревматического профиля, активацию эндотелия необходимо выявлять на ранних этапах заболевания [13-15]. В качестве маркеров эндотелиальной дисфункции могут выступать уровни молекулы адгезии сосудистого эндотелия типа 1 (sVCAM-1), антигена фактора фон Виллебранда (АГ ФВ), а также концентрация эндотелина-1 (ЭТ-1) в плазме крови [16-19]. При повышении артериального давления (АД) у больных РЗ происходит активная перестройка клеточных и неклеточных компонентов стенки сосудов, что приводит к заметным изменениям их просвета, которые, в свою очередь, обусловливают изменения вазореактивности. Нарушение нейрогуморальной регуляции способствует прогрессированию АГ [20]. Значительная роль в этом принадлежит ренин-ангиотензин-альдостероновой системе. В основе жизнедеятельности организма человека заложена ритмичность физиологических процессов, обусловливающая его адаптацию к факторам окружающей среды. Доказано, что большинство гормонов секретируется в пульсирующем ритме и для многих нейрогуморальных путей регуляции имеет значение не столько интенсивность воздействия, сколько его определенная периодичность. Нарушение нормального суточного ритма АД может привести к аномальной активности тканевых процессов в артериальной стенке и соответствующим морфофункциональным изменениям сосудов. Для ранней диагностики АГ, изучения особенностей ее течения у больных РЗ может активно использоваться методика суточного мониторирования АД (СМАД). СМАД при обычной жизнедеятельности человека не только открывает перед врачом дополнительные диагностические возможности, но и отражает истинную тяжесть АГ и ее прогноз для больного. В исследовании Н.М. Никитиной и соавт. получены данные, что метод СМАД можно использовать для ранней диагностики АГ у больных РА [21]. АГ у больных РА встречалась чаще, чем в популяции: у 53,3% больных по данным «офисного» измерения АД и у 64,7% больных с учетом данных СМАД. Так, «маскированная», или скрытая АГ выявлена у 33,3% больных РА без АГ. Многочисленными исследованиями доказано, что данные, полученные при СМАД, теснее связаны со степенью поражения органов-мишеней: массой миокарда левого желудочка, церебральными осложнениям, тяжестью ретинопатии, микро- и макропротеинурией, чем данные традиционных клинических измерений АД [22-24]. Известно, что у здоровых лиц ночью в процессе сна происходит снижение, а утром, в результате физической активизации, повышение АД. У больных РА с АГ утреннее повышение АД может быть значительно большим как по величине, так и по продолжительности. Именно с утренним повышением АД связывают более чем трехкратный риск возникновения инфаркта миокарда, нарушения ритма сердца и внезапной смерти у больных с сердечно-сосудистой патологией в первые часы после пробуждения и подъема с постели. С учетом этих данных представляется актуальным изучение нейрогуморальных и гемодинамических механизмов формирования АГ у больных РА, раннее выявление сердечно-сосудистой патологии с применением комплекса современных лабораторных и специальных методов исследования сердечно-сосудистой системы, таких как СМАД, используемое для выявления неблагоприятных в прогностическом плане особенностей суточного профиля АД, что и послужило целью данной работы. Материалы и методы Исследование проведено у 78 пациентов, страдающих РА, в возрасте от 19 до 62 лет. Диагноз РА поставлен в соответствии с диагностическими критериями ACR/EULAR, 2010. Степень активности РА определяли при помощи клинических и лабораторных критериев. У 3 (3,8%) больных зарегистрирована I степень активности заболевания, у 70 (89,7%) - II, у 5 (6,5%) - III степень активности. В дальнейшее исследование включены только 70 больных с умеренной степенью активности. Полиартрит был у всех пациентов с РА, системные проявления у 31 (44,3%) человека. Все пациенты характеризовались медленнопрогрессирующим течением, серопозитивными были 42 (60%) человека, серонегативными - 28 (40%). Больных РА разделили на две группы по наличию АГ: 30 (42,9%) пациентов без АГ, 40 (57,1%) - с наличием АГ. Группа контроля представлена 28 практически здоровыми лицами, сопоставимая по возрасту с исследованными больными. Распределение по полу и возрасту представлено в табл. 1. Среди больных с сочетанием РА и АГ у 2 пациентов была I стадия АГ, у 38 - II стадия; в исследование не включались пациенты с Ⅲ стадией заболевания. Длительность заболевания РА у лиц с наличием АГ в среднем составила 10,8±1,72 года, длительность АГ у данной категории больных - в среднем 8,2±6,71 года. У лиц, не страдающих АГ, длительность РА равнялась 8,18±4,31 года. При определении степени риска сердечно-сосудистых катастроф у больных РА и АГ низкий уровень риска не определялся, средний диагностирован у 6 (15%) человек, высокий обнаружен у 34 (85%) пациентов, больные с четвертой степенью риска исключались из исследования. По степени повышения АД пациенты группы РА распределялись следующим образом: I степень АГ имели 13 (32,5%) человек, II степень АГ - 27 (67,5%) пациентов. Все пациенты получали метотрексат в средней дозе 15 мг в неделю и фолиевую кислоту 10 мг в неделю. В исследование не включались пациенты с симптоматической АГ, а также с наличием таких сопутствующих заболеваний, как сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, нарушение мозгового кровообращения, пороков сердца, сердечной, легочной, печеночной и почечной недостаточностью, с целью исключения влияния на динамику АД. Иммуноферментный анализ использован для определения содержания С-реактивного белка (СРБ), sVCAM-1, АГ ФВ, интерлейкина (ИЛ) 8, ревматоидного фактора (РФ), ЭТ-1. Активность ренина (в нг/мл/ч) плазмы оценивали радиоиммунным методом с помощью стандартных наборов «Immunotech» (Чехия), согласно инструкции. Для подсчета десквамированных эндотелиоцитов (ДЭ) ×104/л использовали метод J. Hladovec (1978). СМАД проводили прибором Кардиотехника 4000 АД («Инкарт», Санкт-Петербург) по стандартной методике. Интервалы измерений составили в период бодрствования 15 мин, в период сна - 30 мин. Анализировали среднее, максимальное, минимальное систолическое (САД) и диастолическое АД (ДАД) за сутки, день, ночь, вариабельность АД в дневное и ночное время. Производили расчет индекса времени (ИВ), суточного индекса (СИ), величину утреннего подъема, скорость утреннего подъема АД и суточную вариабельность АД. Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью пакета статистических программ Statistica 9.0 и Microsoft Excel. Данные исследований представлены в виде mean±s.d. При однофакторном анализе для протяженных величин применялся парный t-тест Стьюдента. Параметры, распределение вариационного ряда которых не подчиняется закону нормального распределения, представлены в виде медианы и интерквартильных интервалов. В случае ненормального распределения сравнивались протяженные переменные в двух группах с помощью теста Манна-Уитни. Для определения взаимосвязи явлений использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r). Результаты У больных РА выявлены значительные различия среди показателей активации эндотелия. При проведении анализа уровня ЭТ-1 обнаружено, что его содержание было выше в 1,9 раза у больных РА и составило 0,83 [0, 74; 2, 02] фмоль/мл против 0,48 [0, 34; 0, 56] фмоль/мл в группе здоровых при p<0,05, содержание sVCAM-1 было 1917 [1291, 6; 2733, 2] нг/мл, в группе контроля - 750,5 [734; 790] нг/мл, р<0,01. Достоверно выше было количество ДЭ - 5 [2; 7] ×104/л, в группе контроля - 1 [0; 1] ×104/л, р<0,01. Концентрация АГ ФВ у пациентов с РА достигала 1,34 [0, 81; 1, 83] МЕ/мл, в контрольной группе - 0,60 [0, 30; 0, 73] МЕ/мл, р<0,01. Отмечено повышение уровня ИЛ-8 до 402,8 [293; 527] пг/мл у больных РА по сравнению с группой контроля - 208,0 [206; 211] пг/мл, р<0,01. Содержание СРБ у больных РА достоверно превышало показатели контроля: 19,67 [4, 2; 27] мг/л против 2,8 [2, 2; 3, 3] мг/л, р<0,001. Выявлены достоверные различия содержания СРБ у больных РА в зависимости от наличия АГ: 27,23 [8, 6; 41] мг/л у лиц с АГ против 17,42 [4, 2; 29, 5] мг/л у лиц с ее отсутствием, р<0,01. Достоверных различий по уровню ЭТ-1 среди больных РА в зависимости от наличия АГ не выявлено. Выявлены положительные корреляции между маркерами активации сосудистого эндотелия, уровнем РФ и маркерами воспаления. Обнаружена статистическая зависимость между уровнем РФ и уровнем sVCAM-1 (r=0,58, р<0,01), РФ и ДЭ (r=0,56, р<0,01), а также между уровнем СРБ и sVCAM-1 (r=0,85, р<0,01), СРБ и ДЭ (r=0,87, р<0,01), СРБ и ФВ (r=0,33, р<0,05). Статистическая зависимость наблюдалась и между самими маркерами активации эндотелия: sVCAM-1 и ФВ (r=0,33, р<0,05); sVCAM-1 и ДЭ (r=0,9, р<0,01). Достоверные положительные корреляции отмечались между DAS28 и РФ, между DAS28 и СРБ (r=0,65, р<0,05; r=0,4, р<0,05 соответственно), а также между DAS28 и маркерами активации эндотелия (sVCAM-1, ФВ): r=0,8, р<0,05; r=0,3, р<0,05 соответственно. Обращает на себя внимание тот факт, что уровень ЭТ-1 превышал нормальные значения у больных РА, что свидетельствует о первичности эндотелиальной дисфункции. Данная тенденция согласуется с ранее полученными нами результатами [13]. Уровень ренина в плазме крови у больных РА с АГ оказался в 3 раза ниже, чем в контрольной группе (0,15 [0, 06; 0, 52] нг/мл/ч против 0,47 [0, 2; 0, 65] нг/мл/ч, p<0,05). В группе больных РА без АГ уровень ренина достоверно не отличался от группы контроля: 0,62 [0, 08; 0, 38] нг/мл/ч против 0,47 [0, 2; 0, 65] нг/мл/ч, p<0,05. Таким образом, для РА с АГ характерна тенденция к супрессии ренина. Причины гипоренинемии не ясны. Очевидно, этот факт может быть связан с продукцией сывороточных антител к ренину плазмы, а также, согласно данным A. Prasad и соавт., ЭТ-1 ингибирует базальную секрецию ренина в изолированных клубочках и кортикальных клетках почек крыс [25]. Однако достоверных корреляций уровня ренина крови и ЭТ-1 в данном исследовании у больных РА с АГ не обнаружено. При сравнении показателей СМАД у больных РА без АГ и здоровых лиц не обнаружено достоверных различий в среднесуточных показателях АД, а также показателей нагрузки давлением как в дневные, так и в ночные часы (табл. 2). При сравнении показателей СМАД у больных РА с АГ отмечалось достоверное повышение средних, минимальных и максимальных значений как САД, так и ДАД в дневные и ночные часы по сравнению с группой больных РА без АГ. Среднесуточные значения для САД превышали данный показатель на 16,5% и составили 139,16±15,9 мм рт. ст. у больных РА с АГ против 116,26±12,0 мм рт. ст. в группе без АГ (p<0,001). Для ДАД это превышение соответствовало 14,1% (85,3±8,47 мм рт. ст. в группе РА с АГ против 73±11 мм рт. ст. у лиц без АГ при p <0,001). САД выше 140 мм рт. ст. в дневное время выявлено у 100% больных данной группы. В ночное время имели место более выраженные нарушения: среднее значение САД ночью составило 131,25±25,0 мм рт. ст., а у больных без АГ этот показатель соответствовал 104,73±16,7 мм рт. ст., p<0,001. Максимальное САД ночью у больных РА с АГ составило 159,14±32,56 мм рт. ст. против 123,86±12,57 мм рт. ст. при p<0,001 в группе РА без АГ. Среднее ДАД в ночное время суток у больных РА с АГ было выше на 21,6% (81,62±12,59 мм рт. ст. против 63,90±9,7 мм рт. ст., p<0,001 в группе больных без АГ). Аналогичная тенденция прослеживалась в отношении показателей нагрузки давлением: у больных РА с АГ отмечалось достоверное превышение индексов времени (ИВ) и площади (ИП) САД и ДАД в дневные и ночные часы. У данных больных выявлено достоверное повышение вариабельности САД и ДАД на протяжении всего времени мониторирования в сравнении с больными РА без АГ (табл. 3). При оценке изменений циркадного ритма АД установлено, что процент снижения АД в ночное время как у больных РА с АГ, так и у больных РА без АГ по сравнению с контролем был меньше. Среди больных РА с АГ обнаружено достоверное уменьшение лиц с адекватным снижением АД ночью (20%) в сравнении с группой контроля (66%; p<0,05). Преобладали больные с недостаточным ночным снижением АД (суточный индекс 0-10%), тип профиля «non-dipper» определялся у 46% больных РА с АГ, тогда как в группе здоровых лиц - только у 13% (см. рисунок). Среди обследованных больных РА с АГ имелись пациенты с ночной гипертензией - тип профиля «night-peaker» (СИ отрицательный) выявлен у 25,5%, что, как известно, увеличивает риск сердечно-сосудистых осложнений и является прогностически неблагоприятным фактором. В группе контроля подобный тип профиля АД не встречался. Увеличение степени системного воспалительного процесса при РА в виде повышения СОЭ и СРБ негативно влияет на показатели СМАД: возрастало максимальное САД днем (r=0,3; p<0,003), максимальное ДАД днем (r=0,36; p<0,002), минимальное ДАД днем (r=0,31; p<0,004), максимальное САД ночью (r=0,33; p<0,002). Уровень СОЭ положительно коррелировал со средним САД в ночное время (r=0,40; p<0,05), максимальным и минимальным САД ночью (r=0,35 и r=0,49 при p<0,05). Методом линейной корреляции установлены положительные взаимосвязи уровня СРБ с максимальным САД днем (r=0,40; p<0,05), вариабельностью САД и ДАД днем (r=0,46; p<0,05), а также средним САД ночью (r=0,32; p<0,05) и минимальным САД в ночное время (r=0,37; p<0,05). Наличие РФ в крови и степень его увеличения положительно коррелировали с показателями нагрузки давлением преимущественно в ночные часы (ИВ САД и ДАД ночь: r=0,36 и r=0,46 при p<0,05). Таким образом, с усилением системного воспалительного процесса при РА уровень колебаний АД существенно увеличивался и появлялись прогностически неблагоприятные типы его суточного профиля. Реализация этого процесса связана с эндотелиальной дисфункцией. Уровень ЭТ-1 у больных РА с АГ положительно коррелировал с ИВ САД днем (r=0,68; p=0,005), минимальным САД ночью (r=0,5; p<0,03) и максимальным ДАД ночью (r=0,52; p<0,02), а также с ИВ ДАД ночью (r=0,68; p=0,008). Обсуждение Как показали наши исследования, АГ диагностирована у 57,1% больных при РА. АГ является модифицируемым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний в общей популяции. Повышение АД при РЗ связано с наличием хронического воспаления и аутоиммунных нарушений, метаболических нарушений и гиподинамии, имеют значение генетические факторы и использование противоревматических препаратов с потенциально гипертензивными эффектами [9, 10]. В настоящее время развитие научных технологий позволило выявить новые клеточные и молекулярные уровни патогенеза АГ. Рассматривается роль иммунной системы, стресса эндоплазматической сети, метаболической дизрегуляции и эпигенетических механизмов в патогенезе эссенциальной АГ [5]. В числе цитокинов, по-разному влияющих на развитие АГ при РЗ, фактор некроза опухоли-альфа, ИЛ-6 и ИЛ-17. Регуляторные Т-клетки оказывают протективный ответ при АГ, по-видимому, через индукцию и образование ИЛ-10 [26]. АГ отнесена к предикторам кардиоваскулярных и цереброваскулярных осложнений у больных РЗ [3, 5]. В то же время отмечено, что взаимосвязь между активностью РА и уровнем АД изучена недостаточно [10]. Н.М. Никитина и А.П. Ребров показали, что АГ наблюдается достоверно чаще у больных с высокой активностью (61,8%), чем у пациентов с низкой активностью заболевания (18%) [7]. По данным Н.М. Никитиной и соавт., больные РА с АГ имели неблагоприятный профиль ночного САД по сравнению с больными с АГ и лицами группы контроля [21]. Более половины больных РА имели высокую вариабельность АД, у больных РА чаще фиксировали повышение АД в ночные часы («night-peaker»), что полностью согласуется с нашими данными. В проведенном исследовании установлены взаимосвязи между ночным САД и уровнем СРБ и СОЭ, что также совпадает с результатами Н.М. Никитиной и соавт. [21]. При РА выявлены признаки дисфункции эндотелия, проявляющиеся достоверным повышением уровней маркеров эндотелиальной дисфункции: sVCAM-1 и концентрации АГ ФВ. Можно полностью согласиться с заключением Д.С. Новиковой и соавт. о необходимости проведения проспективных исследований для определения особенностей лечения АГ и преимущества различных классов антигипертензивных препаратов для профилактики сердечно-сосудистых осложнений у больных РА [10]. В ходе исследования установлено, что течение РА сопровождается развитием дисфункции эндотелия, которая четко связана с РФ и иммунологическими маркерами воспаления. Полученные результаты можно интерпретировать следующим образом. Физиологическая роль ЭТ-1 заключается в перераспределении кровотока в неповрежденные сосуды с постепенным ремоделированием сосудистой сети (склерозом одних сосудов и гипертрофии других). У больных РА васкулит и последующее прогрессирование склеротических изменений в сосудистой стенке приводят к развитию постепенно нарастающей эндотелиальной дисфункции с увеличением продукции ЭТ-1. Последний вызывает вазоконстрикцию сосудов с поврежденным эндотелием и перераспределение кровотока в интактные сосуды, что с течением времени приводит к ремоделированию сосудистой сети. Повышение АД через стимуляцию барорецепторов синокаротидной зоны снижает уровень секреции ренина. В данном исследовании доказана отрицательная корреляционная связь между уровнем секреции ренина и величиной как систолического, так и диастолического АД у больных РА. По мере прогрессирования склероза и повышения степени активности РА секреция ЭТ-1 увеличивалась, что проявлялось все более неадекватным повышением АД сначала в дневное, а потом и в ночное время суток. В дальнейшем нарастание степени эндотелиальной дисфункции, увеличение выработки ЭТ-1, ремоделирование сосудов приводило к ослаблению депрессорных факторов и явному преобладанию прессорных эффектов ЭТ-1. Следует отметить, что повышается ригидность сосудистой стенки, снижается ее чувствительность к вазодилатирующим воздействиям, происходит «снятие» барорецепторного депрессорного механизма в ночное время. Данные механизмы в совокупности приводят к развитию АГ у больных РА. Заключение При РА выявлены признаки дисфункции эндотелия, проявляющиеся достоверным повышением уровней таких маркеров, как sVCAM-1 и АГ ФВ. Отмечены положительные корреляции между маркерами эндотелиальной дисфункции, РФ и показателями иммунного воспаления, указывающие на патогенетическую роль активации эндотелия в течении аутоиммунного воспалительного процесса при РА. Дисфункция эндотелия приводила к нарушению суточного профиля АД. Полученные данные свидетельствуют о том, что СМАД можно использовать для ранней диагностики АГ у больных РА. Высокая частота АГ при РА определяет проведение агрессивного скрининга и тщательного контроля АД с более ранним назначением гипотензивной терапии. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
×

About the authors

N P Shilkina

Yaroslavl State Medical University of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: shilkin39@mail.ru
Yaroslavl, Russia

I E Yunonin

Yaroslavl State Medical University of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Yaroslavl, Russia

S V Butusova

State budgetary clinical institution of public health of the Yaroslavl region "Central City Hospital"

Yaroslavl, Russia

E V Mikhailova

Yaroslavl State Medical University of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Yaroslavl, Russia

A A Vinogradov

Yaroslavl State Medical University of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Yaroslavl, Russia

References

  1. Балабанова Р.М., Дубинина Т.В., Демина А.Б., Кричевская О.А. Заболеваемость болезнями костно - мышечной системы в Российской Федерации за 2015-2016 гг. Научно - практическая ревматология. 2018;56(1):15-21. doi: 10.14412/19 95-4484-2018-15-21
  2. Насонов Е.Л. Достижения ревматологии в XXI веке. Научно - практическая ревматология. 2014;52(2):133-40. doi: 10.14412/ 1995-4484-2014-133-140
  3. Мясоедова Е.Е., Обжерина С.В., Рубцова О.А., Мясоедова С.Е. Предикторы кардиоваскулярных и цереброваскулярных осложнений у больных ревматоидным артритом. Клиническая медицина. 2012;6:46-51.
  4. Бокарев И.Н. Артериальная гипертония: современный взгляд на проблему. Клиническая медицина. 2015;93(8):65-70.
  5. Харченко Е.П. Артериальная гипертония: расширяющийся патогенетический континуум и терапевтические ограничения. Терапевтический архив. 2015;87(1):100-4.
  6. López-Mejías R, Castañeda S. Cardiovascular risk assessment in patients with rheumatoid arthritis: The relevance of clinical, genetic and serological markers. Autoimmun Rev. 2016;16:171-9.
  7. Никитина Н.М., Ребров А.П. Определение риска развития сердечно - сосудистых заболеваний у больных ревматоидным артритом. Терапевтический архив. 2009;81(6):29-34.
  8. Попкова Т.В., Новикова Д.С., Писарев В.В. и др. Факторы риска кардиоваскулярных заболеваний при ревматоидном артрите. Научно - практическая ревматология. 2009;3:4-11 https://doi.org/10.14412/1995-4484-2009-1306
  9. Panoulas V.F, Metsios G.S, Pace A.V, et al. Hypertension in rheumatoid arthritis. Rheumatology. 2006;2:152-8.
  10. Новикова Д.С., Попкова Т.В., Насонов Е.Л. Артериальная гипертензия при ревматоидном артрите. Научно - практическая ревматология. 2011;49(3):52-68. https://doi.org/10.14412/1995-4484-2011-574
  11. De Groot L, Jager N.A. Does reduction of disease activity improve early markers of cardiovascular disease in newly diagnosed rheumatoid arthritis patients? Rheumatology. 2015;54:1257-61. doi: 10.1093/rheumatology/keu459
  12. Шилкина Н.П., Бутусова С.В. Эндотелиальная дисфункция у больных ревматического профиля. Клиническая медицина. 2013;91(4):58-61.
  13. Бутусова С., Шилкина Н. Ранняя диагностика поражения эндотелия у пациентов с ревматоидным артритом. Врач. 2014;5:67-9.
  14. Klimek E, Skalska A. Differential associations of inflammatory and endothelial biomarkers with disease activity in rheumatoid arthritis of short duration. Mediators Inflamm. 2014;2014:ID681635. doi: 10.1155/2014/681635
  15. Routledge F.S, Hinderliter A.L. Endothelial function in postmenopausal women with nighttime systolic hypertension. Menopause. 2015; 8:857-63.
  16. Verhoeven F, Prati C, Boulahdour H, et al. Glucocorticoids and endothelial function in inflammatory diseases: focus on rheumatoid arthritis. Arthritis Research Therapy. 2016;18:258.
  17. Новиков А.А., Александрова Е.Н., Герасимов А.Н. и др. Многопараметрический анализ биомаркеров в лабораторной диагностике раннего ревматоидного артрита. Научно - практическая ревматология. 2013;85(2):111-6. doi: 10.14412/1995-4484-2013-636
  18. Новиков А.А., Александрова Е.Н., Насонов Е.Л. Создание и применение диагностического индекса, основанного на многопараметрическом анализе биомаркеров, для определения активности ревматоидного артрита. Научно - практическая ревматология. 2014;52(1):72-8. doi: 10.14412/1995-4484-2014-72-78
  19. Насонов Е.Л. Проблемы иммунопатологии ревматоидного артрита: эволюция болезни. Научно - практическая ревматология. 2017;55(3):277-94. https://doi.org/10.14412/1995-4484-2017-277-294
  20. Шилкина Н.П., Столярова С.А., Юнонин И.Е., Дряженкова И.В. Особенности нейрогуморальной регуляции артериального давления у больных ревматическими заболеваниями. Терапевтический архив. 2009;81 (6):37-40.
  21. Никитина Н.М., Романова Т.А., Ребров А.П. Суточное мониторирование артериального давления как метод ранней диагностики артериальной гипертензии у больных ревматоидным артритом. Российский кардиологический журнал. 2017;22(4):29-34. http://dx.doi.org/10.15829/1560-4071-2017-4-29-34
  22. Weber T, Wassertheurer S. Relationship between 24 hour ambulatory central blood pressure and left ventricular mass - a prospective multicenter study. J Hypertension. 2016;34(Suppl. 1) - ISH 2016. - Abstract Book: 210-211.
  23. Chen C.T, Li Y. Association between ambulatory systolic blood pressure during the day and asymptomatic intracranial arterial stenosis. Hypertension. 2014;63:61-7. doi: 10.1161/HYPERTENSIONAHA.113.01838
  24. Реброва Н.В., Анисимова Е.А., Саркисова О.Л. и др. Реактивность сосудов головного мозга у больных ревматоидным артритом в сочетании с артериальной гипертонией и без нее. Терапевтический архив. 2015;87(4):24-9. doi: 10.17116/terarkh201587424-29
  25. Prasad A, Narayanan S, Waclawiw M.A, et al. The insertion/deletion polymorphism of the angiotensin - converting enzyme gene determines coronary vascular tone and nitric oxide activity. J Am Coll Cardiol. 2000;36(5):1579-86.
  26. Harrison D.G. The Mosaic Theory revisited: common molecular mechanisms coordinating diverse organ and cellular events in hypertension. J Amer Soc Hypertension. 2013;7(1):68-74. doi: 10.1016/j.jash 2012.11.007

Copyright (c) 2019 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Alabyan Street, 13/1, Moscow, 127055, Russian Federation

Managing Editor:

  • Tel.: +7 (926) 905-41-26
  • E-mail: e.gorbacheva@ter-arkhiv.ru

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies