Implantable cardioverter defibrillators in the prevention of sudden cardiac death

Abstract

The article highlights the role of implantable cardioverter defibrillators (ICDs) in the primary and secondary prevention of sudden cardiac death. It considers the results of multicenter studies comparing the efficacy of antiarrhythmic drugs and implantable devices in the primary and secondary prevention of sudden cardiac death, including that in patients with nonischemic cardiomyopathy and discusses quality of life in patients with ICDs.

Full Text

ААТ — антиаритмическая терапия АКШ —аортокоронарное шунтирование АТС —антитахикардическая стимуляция ВСС — внезапная сердечная смерть ДКМП — дилатационная кардиомиопатия ЖТ — желудочковая тахикардия ИБС —ишемическая болезнь сердца ИКД — имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор ИМ — инфаркт миокарда КД — кардиовертер-дефибриллятор КМП — кардиомиопатия ЛЖ — левый желудочек ССЗ — сердечно-сосудистые заболевания ФВ — фракция выброса ФЖ — фибрилляция желудочков ФК —функциональный класс Проблема внезапной сердечной смерти. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) продолжают оставаться основной причиной смерти во всем мире. Несмотря на значительные успехи в профилактике, от ССЗ в мире умирают более 17 млн человек ежегодно, примерно 25% из них внезапно [1, 2]. Внезапная сердечная смерть (ВСС), не обусловленная травмой неожиданная смерть, развивающаяся в течение 1 ч от момента появления симптомов у внешне здорового лица. В отсутствие свидетеля это определение применимо в случае, если за 24 ч до события у жертвы было хорошее самочувствие [3]. Основным и ведущим механизмом ВСС являются аритмии, до 90% составляют желудочковые нарушения ритма сердца (желудочковая тахикардия — ЖТ и фибрилляция желудочков — ФЖ) [4—8]. При этом пациенты, которые перенесли эпизод ФЖ или устойчивой ЖТ, имеют высокий риск рецидива данных аритмий. В то же время 80—88% случаев внезапной смерти ассоциировано и вызвано ишемической болезнью сердца (ИБС) [9, 10]. Частота ВСС, как и ИБС, выше у мужчин и увеличивается с возрастом пациентов, однако доля ВСС в структуре общей смертности максимальна у лиц трудоспособного возраста (35—44 года) [11—13]. Риск ВСС у пациентов после перенесенного инфаркта миокарда (ИМ) повышается при низкой фракции выброса (ФВ) левого желудочка (ЛЖ) и угрожающих жизни желудочковых аритмий, включающих ЖТ и ФЖ [14]. Имплантируемые кардиовертеры-дефибрилляторы (ИКД) в профилактике ВСС; первичная и вторичная профилактика ВСС. Проблема профилактики ВСС — краеугольный камень современной аритмологии [15]. ИКД являются одним из основных методов в концепции профилактики внезапной смерти. Основное предназначение ИКД состоит в нанесении антитахикардической стимуляции (АТС) и/или высокоэнергетического шокового разряда, направленного на купирование опасных для жизни желудочковых аритмий, которые являются ведущими в механизме ВСС [16] (рис. 1). Рис. 1. Рентгенограмма грудной клетки в прямой проекции пациента с двухкамерным ИКД. Электроды установлены в правом предсердии и правом желудочке. С первого ИКД, который был имплантирован в 1980 г., показания для применения этих устройств расширились как из-за развития технологий, так и благодаря клиническим исследованиям, подтвердившим эффективность и целесообразность использования ИКД [17]. После проведения крупных многоцентровых рандомизированных исследований и принятия клинических рекомендаций ИКД стали широко использоваться в первичной профилактике ВСС у пациентов с систолической дисфункцией и сниженной ФВ ЛЖ [18, 19]. В настоящее время метод профилактики ВСС с помощью ИКД имеет высокий класс показаний, подкрепляющийся значительной доказательной базой, а выраженность эффекта в снижении риска ВСС оказывает существенное положительное влияние на прогноз и достоверно снижает общую смертность среди различных категорий кардиологических пациентов. ИКД широко используются в профилактике ВСС как в первичной, так и вторичной. «Первичная профилактика ВСС подразумевает необходимость проведения профилактических мероприятий у пациентов, находящихся в группе риска внезапной остановки кровообращения/ВСС, без наличия спонтанных приступов гемодинамически значимой аритмии и/или внезапной остановки кровообращения в анамнезе» [20]. Одними из первых и основных крупных исследований по первичной профилактике ВСС явились MADIT (Multi-center Automatic Defibrillator Implantation Trial) и MUSTT (The multicenter unsustained tachycardia trial), включающие пациентов с ишемической кардиомиопатией (КМП) и сниженной ФВ ЛЖ (≤40% в MUSTT и ≤35% в MADIT) [21, 22]. В исследовании MADIT показано снижение общей смертности на 54% в группе ИКД по сравнению с группой медикаментозной терапии, в которой пациенты получали амиодарон. Исследование включало 196 пациентов, перенесших ИМ, с ФВ ЛЖ менее 35%, зарегистрированный эпизод неустойчивой ЖТ. В группу лекарственной терапии рандомизированы 104 пациента, из которых 74% получали амиодарон, а 92 пациента — в группу ИКД. Исследования показали высокую профилактическую роль ИКД в повышении выживаемости пациентов с высоким риском ВСС. Однако не все клинические исследования показали достоверную эффективность имплантированных ИКД. Так, исследование CABG-Patch не показало снижения смертности у пациентов с имплантированными ИКД по сравнению с контрольной группой [23]. Особенность данного исследования заключалась во включении пациентов, которые направлялись на аортокоронарное шунтирование (АКШ) с оценкой ФВ ЛЖ до реваскуляризации. В выводах отмечена нецелесообразность профилактической имплантации ИКД во время операции АКШ у больных с дисфункцией ЛЖ, что являлось очевидным. Исследование DINAMIT (Defibrillators in Acute Myocardial Infarction Trial) также не выявило преимуществ терапии с помощью ИКД по сравнению с контрольной группой. В рандомизированное исследование включали пациентов, перенесших ИМ в течение 40 дней до исследования, с ФВ ЛЖ менее 35%. По результатам исследований CABG-Patch и DINAMIT сделан вывод о нецелесообразности имплантации ИКД сразу после острого ИМ и во время процедуры АКШ. Достоверное снижение общей смертности (на 23%) у пациентов с хронической сердечной недостаточностью в применение ИКД-терапии по сравнению с плацебо показано в исследовании SCD-HeFT (Sudden Cardiac Death in Heart Failure Trial) [24]. В продолжении MADIT проведено крупное, включающее 1232 пациента, рандомизированное исследование MADITII, продемонстрировавшее снижение на 31% общей смертности в группе ИКД-терапии у пациентов с ФВ ЛЖ 30% и перенесенных ИМ [25]. Большая часть представленных исследований выявила эффективность ИКД в первичной профилактике ВСС. Однако ИКД создавался как устройство для профилактики смерти вследствие ФЖ и устойчивой Ж.Т. Понятие «фибрилляции желудочков» связано с именами M. Hoffa и C. Ludwig, которые в 1850 г. вызывали остановку деятельности сердца, провоцируя ФЖ с помощью электрических стимулов [26]. Более чем через 100 лет в 1969 г. известный израильский и американский ученый польского происхождения M. Mirowski вместе с доктором M. Mover создали первый прототип имплантируемого дефибриллятора [27, 28]. А в феврале 1980 г. в Hopkins Medical Center в Балтиморе при участии M. Mirowski и M. Mover, доктора V. Gott, P. Reid, M. Weisfeldt, L. Watkins имплантировали дефибриллятор женщине, страдающей пароксизмами «быстрой» ЖТ [29, 30]. В России впервые в НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН (Москва) выполнена операция по имплантации ИКД акад. Л.А. Бокерия в 1990 г. В ряде двухкамерных ИКД реализована идея полного управления ритмом сердца, проведения АТС и разряда, направленного на лечение как желудочковых, так и предсердных аритмий. Первая в мире имплантация такого устройства выполнена проф. А.Ш. Ревишвили в 1996 г. в НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН (Москва). Внедрение в клиническую практику в течение последних десятилетий ИКД вызвало революцию в лечении угрожающих жизни аритмий [31]. С момента первой имплантации, в начале 90-х годов XX века началось изучение эффективности ИКД при вторичной профилактике ВСС. Вторичной профилактикой ВСС считаются профилактические мероприятия, которые проводятся у больных, перенесших хотя бы один спонтанный эпизод гемодинамически значимой ЖТ и/или остановки кровообращения и реанимационных мероприятий [32]. Одними из основных исследований по оценке эффективности ИКД во вторичной профилактике ВСС явились AVID, CASH, CIDS [33, 34]. Однако первым исследованием ИКД во вторичной профилактике ВСС было Dutch study (Датское исследование) [35]. Оно включало небольшую выборку из 60 пациентов и показало, что имплантация ИКД в качестве терапии первого ряда превосходит медикаментозную терапию по снижению общей смертности, внезапной остановки деятельности сердца, трансплантации сердца. Исследование AVID (Amiodarone Versus Implantable Defibrillator Study) являлось одним из самых крупных и включало 1016 пациентов с ФЖ и клинически проявляющейся устойчивой ЖТ, ассоциированной с обмороками и ФВ ЛЖ < 40%. В качестве антиаритмической терапии (ААТ) в контрольной группе использовался амиодарон и в 10% — соталол. В группе ИКД показано значительное снижение смертности по сравнению с группой контроля (24,6 и 35,9% соответственно) [35]. Кроме того, отмечена меньшая частота развития застойной сердечной недостаточности в группе ИКД по сравнению с группой ААТ. В то же время в данном исследовании отмечался дисбаланс в частоте назначения β-адрено-блокаторов в исследуемых группах (38,1% в группе ИКД против 11% в группе ААТ). Подобное исследованию AVID проведено рандомизированное исследование CIDS (Canadian Implantable Defibrillation Study), которое включало 659 пациентов с ФЖ, устойчивой к клинически проявляющейся ЖТ, и эпизодами потери сознания, не зарегистрированных мониторным наблюдением; пациенты принимали амиодарон или ИКД-терапию. В выводах сделано заключение о снижении на 20% в структуре общей смертности и 33% аритмической смерти, отмечено отсутствие статистически значимых различий между группами [34]. Сравнение выживаемости в группах ИКД и ААТ-терапии (амиодарон, метопролол и пропафенон) проведено в очередном исследовании CASH (The Cardiac Arrest Study Hamburg), которое включало 288 пациентов, переживших остановку сердца и имеющих зафиксированную устойчивую Ж.Т. Показано значительное снижение частоты ВСС (61%) и недостоверное снижение общей смертности (23%) в группе ИКД [36]. Необходимо отметить, что данное исследование запланировано в 1987 г. и предшествовало эре эндокардиальных ИКД, при этом 56% имплантированных устройств были эпикардиальными. По данным B. Schaer и соавт. [37], наблюдавших более 350 пациентов в течение 20 лет с ИКД, имплантированными для вторичной профилактики ВСС, 59% пациентов в течение 5 лет наблюдения получали ИКД-терапию, 34% из них по поводу Ф.Ж. Основным предиктором срабатывания являлась причина имплантации ИКД по поводу ФЖ и возраст пациента. При этом мужской пол по данным однофакторного анализа являлся предиктором при терапии ФЖ (29 и 5% соответственно; р=0,01). Нанесение шоковой терапии ИКД является независимым предиктором, увеличивающим риск смерти больных. Разряд ИКД вызывает электрическую травму миокарда, что может привести к прогрессированию сердечной недостаточности. По данным B. Powell и соавт. [38], риск смерти возрастает у пациентов, получивших первый ИКД-шок по поводу мономорфной ЖТ, ФЖ, полиморфной ЖТ и фибрилляций предсердий. В то же время, если шоки являются необоснованными, вследствие синусовой тахикардии, наджелудочковой тахикардии, шума/артефакта/оверсенсига на электроде, риск смерти сопоставим с таковым у пациентов с ИКД, которые не имели шоков [38]. Это свидетельствует, что не шоковая терапия увеличивает риск смерти, а приближение смерти увеличивает количество срабатываний ИКД, в том числе количество шоков. Данные исследования являлись важными в оценке эффективности ИКД в профилактике ВСС, а также доказали высокую эффективность данного метода в лечении пациентов, перенесших внезапную остановку кровообращения или эпизод ФЖ/ЖТ, т. е. показали целесообразность использования ИКД во вторичной профилактике ВСС. Применение ИКД у пациентов с неишемической КМП. В приведенных исследованиях MADIT, MADIT II, SCD-HeFT показан значительный успех ИКД-терапии относительно снижения общей смертности с 22 до 59% у пациентов с коронарной патологией, перенесших ИМ и имеющих низкую ФВ ЛЖ. В то же время нет ни одного крупного многоцентрового рандомизированного исследования, продемонстрировавшего статистически значимое снижение общей смертности в группе ИКД-терапии у пациентов с дилатационной КМП (ДКМП) и сниженной ФВ ЛЖ. В исследованиях CAT (Cardiomyopathy Trial) (ИКД по сравнению с стандартной терапией) и AMIOVIRT (Amiodarone versus Implantable Cardioverter Defibrillator Randomized Trial) (ИКД по сравнению с амиодароном) у пациентов с ДКМП и сниженной ФВ показано отсутствие статистически значимых различий по выживаемости в изучаемых группах [39]. В исследовании DEFINIT (the Defibrillators in Nonischemic Cardiomyopathy Treatment Evaluation), включающего 458 пациентов с ДКМП, ФВ ЛЖ менее 35% и I—III функциональным классом (ФК) сердечной недостаточности по классификации NYHA, проведено сравнение профилактического применения ИКД и стандартной медикаментозной терапии. В результате данного исследования показано снижение частот ВСС в группе ИКД. Однако статистически значимого увеличения выживаемости в группе ИКД не получено. Смертность оказалась относительно низкой (14,1% в контрольной группе и 7,2% в группе ИКД), что можно объяснить приемом β-адре-ноблокаторов и ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента в обеих изучаемых группах [18] (рис. 2). Рис. 2. Общая смертность в течение 2 лет в группах ИКД и контроля. Подобное заключение сделано в недавно опубликованном датском исследовании DANISH, включавшем 556 пациентов с ИКД и 560 пациентов, получавших стандартную медикаментозную терапию. Критерием включения в изучаемые группы служило наличие ФВ ЛЖ ≤35%, вызванное неишемической природой. Главным оцениваемым исходом являлась смерть от всех причин, дополнительным — ВСС. Медиана периода наблюдения составляла 67,6 мес. По частоте главного оцениваемого исхода группы не различались — 120 (21,6%) пациентов умерли в группе ИКД и 131 (23,4%) в группе контроля (p=0,28). Число случаев ВСС статистически значимо было меньше в группе ИКД — 24 (4,3%) по сравнению с контрольной группой — 46 (8,2%) [40]. Выполненный Akshay S. Desai и соавт. [41] метаанализ 5 исследований по первичной профилактике у 1854 больных с неишемической КМП показал превосходство ИКД по сравнению с медикаментозной терапией. Общая смертность была статистически значимо ниже в группе ИКД и устройства для ресинхронизирующей терапии по сравнению со стандартной медикаментозной терапией (p=0,002). Однако анализ двух отдельных исследований по вторичной профилактике ВСС, включающих 256 пациентов с неишемической КМП, показал статистически незначимое снижение общей смертности по сравнению с контролем (p=0,22). Суммарный же анализ 7 исследований продемонстрировал статистически значимое снижение на 31% общей смертности в группе ИКД-терапии (p=0,002) [41]. Данные метаанализа показывают, что группа пациентов однородна, и даже при исключении пациентов, получающих ресинхронизирующую терапию, снижение смертности сохраняло статистическую значимость. Вероятно, в самих исследованиях, вошедших в метаанализ, число включенных пациентов не позволяло получить статистическую значимость в снижении смертности от всех причин, а метаанализ, объединив большое число наблюдений, подвел этот показатель к статистической значимости. Однако в целом нельзя оставлять без внимания, что 4 исследования (CAT, AMIOVIRT, DEFINITE, DANISH), посвященные оценке эффективности ИКД-терапии у пациентов с неишемической КМП и дисфункцией ЛЖ, не продемонстрировали достоверного снижения смертности от всех причин у пациентов с ИКД по сравнению с контрольной группой. Таким образом, обобщая результаты исследований по оценке эффективности ИКД-терапии у пациентов с неишемической КМП, можно констатировать, что в большинстве случаев различия по смертности от всех причин, в том числе от сердечно-сосудистых, не имели статистической значимости, и только ВСС в группе ИКД имел статистически значимые различия с таковым в контрольной группе пациентов. Последним, наиболее ярким подтверждением данных выводов явилось исследование DANISH, опубликованное в 2016 г. Очевидно, что результаты исследований в ближайшее время должны получить соответствующее отражение в клинических рекомендациях по применению ИКД у пациентов данной группы. Эффективность и востребованность ИКД-терапии при первичной профилактике ВСС. Большая часть исследований, направленных на оценку эффективности ИКД при первичной и вторичной профилактике ВСС, показала преимущество ИКД перед медикаментозной терапией. В то же время в исследованиях по первичной профилактике ВСС снижение смертности было более существенным, а эффективность ИКД значительно превосходила медикаментозную терапию по сравнению с исследованиями по вторичной профилактике ВСС. В структуре заболеваний при первичной профилактике ВСС лидирующие позиции занимает ИБС. Наряду со сниженной ФВ ЛЖ ИБС является ведущим этиологическим фактором устойчивых опасных для жизни нарушений ритма сердца. Распространенность ИБС в популяции с показаниями к ИКД-терапии составляет 54—59% [42, 43]. При этом внезапная остановка сердца как проявление ВСС может быть вызвана целым рядом проявлений последствий атеросклеротического поражения коронарных артерий. ЖТ/ФЖ часто возникают при транзиторной ишемии миокарда, в острой и подострой фазе ИМ, а также могут быть связанны с образованием рубца. Наиболее важную группу включают нарушения ритма при ишемической КМП как исхода крупного ИМ или постинфарктного ремоделирования сердца [44]. ИКД-терапия при первичной профилактике ВСС пациентов с ИБС снижает относительный риск смерти на 20% у пациентов с ФВ ЛЖ < 35% и симптомами сердечной недостаточности II и III ФК по классификации NYHA. Данное заключение подтверждено в исследовании MUSTT, в котором показано, что у пациентов с изолированным снижением ФВ ЛЖ < 30% и ИКД двухлетний риск аритмической смерти < 5%. В одном из крупнейших исследований по первичной профилактике MADITII ИКД ассоциировался со снижением риска смерти на 49% у больных с 1 фактором риска ВСС и более у пациентов с низкой ФВ ЛЖ и ИБС. За счет чего возникает значительное снижение смертности в группе ИКД относительно контрольной у пациентов с ИБС и низкой ФВ ЛЖ и как часто получают мотивированные разряды ИКД пациенты при первичной профилактики ВСС? Основное преимущество ИКД состоит в возможности купирования жизнеопасных аритмий с помощью АТС, что является безболезненным для пациента и малозатратным по отношению к энергии батарей устройства. Однако при неэффективности АТС или при развитии ФЖ наносится высоковольтный шоковый разряд. Известно, что частые шоковые разряды существенно снижают качество жизни пациентов и, возможно, отрицательно влияют на продолжительность их жизни. Согласно данным исследования [45] в течение 45 мес наблюдения мотивированные разряды или АТС по поводу ЖТ или ФЖ получают около 33,2% пациентов, которым кардиовертер-дефибриллятор (КД) имплантирован при первичной профилактике ВСС. Японскими учеными показано, что частота обоснованных срабатываний ИКД при первичной профилактике ВСС составляет 37% в течение 3 лет после имплантации КД, а основным предиктором срабатываний авторы считают наличие неустойчивых ЖТ и увеличение конечного диастолического размера ЛЖ более 60 мм [46]. Не все исследования по первичной профилактике ВСС показали значительное количество шоков у пациентов с ИКД. По данным датского регистра, включающего 1609 пациентов с ИБС, низкой ФВ ЛЖ и имплантированным ИКД количество мотивированных терапий составило 13,4%, а шоков при ФЖ/ЖТ — 7,8%. Столь низкий показатель обоснованных разрядов, в отличие от частоты шоков в исследованиях MADIT (30%), MADITII (13%) и описанных выше, вероятнее, всего обусловлен различными вариантами программирования имплантированных устройств, увеличением зоны детекции ЖТ/ФЖ, более частым использованием АТС перед нанесением шокового разряда, а также различием в популяции пациентов с ИКД. В то же время необходимо отметить, что количество шоковых разрядов, направленных на прерывание опасной для жизни аритмии, полностью не отражает тяжесть основного заболевания, так как значительное количество желудочковых нарушений ритма может прерываться самостоятельно. За последние годы значительно увеличилось число имплантаций К.Д. Данный факт, безусловно, связан с положительными результатами метаанализов и рандомизированных исследований по ИКД-терапии. Однако известно, что даже в странах, где метод получил наибольшее распространение, число имплантаций ИКД составляет 40—50% от потребностей. Иными словами, примерно 50% пациентов с показаниями к ИКД-терапии лишены возможности получить ИКД. Что же является сдерживающим фактором в полномасштабной реализации первичной профилактики ВСС с помощью ИКД? Традиционным ответом на этот вопрос служили ссылки на высокую стоимость метода. Однако опыт США и стран западной Европы показывает, что стоимость метода не является главным препятствием в этом вопросе. Возможно, основная причина заключается в недоверии врачей, и кардиологов в первую очередь, к концепции первичной профилактики ВСС с помощью ИКД. Возникает сложность в принятии решения о направлении пациента на хирургическое лечение — имплантации КД, который практически не повлияет на клинический статус больного и будет являться так называемым «сторожем», спасающим от опасной для жизни аритмии [47]. Однако следует пояснить, что, так как сами пациенты не ощущают риск ВСС, решение вопроса об имплантации в основном зависит от лечащего врача и соответственно от уровня его доверия данному методу. Чем может быть вызвано недоверие врачей? Очевидно, что главной причиной является сложность выявления пациентов с высоким риском ВСС. Нередки ситуации, когда у пациентов с первым классом показаний востребованность в ИКД-терапии может отсутствовать годами, в то время как у пациентов с более низким классом показаний и даже в отсутствие таковых может развиться внезапная остановка сердца с фатальным исходом. Решение этой проблемы лежит в плоскости поиска новых, более точных факторов и критериев риска ВСС, которые должны улучшить отбор пациентов на ИКД-терапию. Появившаяся возможность генетической диагностики, ее развитие и внедрение в клинические рекомендации — одно из наиболее эффективных шагов в решении проблемы. Заключение. Результаты как клинических исследований, так и экономического анализа подтверждают обоснованность применения ИКД как средства профилактики ВСС, поскольку данные приборы существенно увеличивают продолжительность жизни пациентов активного, трудоспособного возраста. Клинические исследования не только доказали эффективность ИКД в лечении угрожающих жизни аритмий и профилактике ВСС, но также позволили определить критерии отбора в группу высокого риска ВСС. Сравнение лекарственной профилактики ВСС, в частности использования амиодарона с ИКД, показало преимущество последних. Однако, по нашему мнению, противопоставление данных методик не является продуктивным. В настоящее время ИКД являются безальтернативным средством профилактики ВСС, а необходимость применения лекарственной терапии остается такой же актуальной вне зависимости от того, показан ли ИКД больному или нет. ИКД, появившиеся впервые в клинической практике в 1980 г., являются эффективнейшим методом профилактики ВСС. Гениальный создатель данных приборов M. Mirovski обеспечил им большое будущее, создавая ИКД в 60—80-е годы прошлого века прежде всего как приборы для предотвращения ВСС. Развитие данного метода позволило найти оптимальные показания к его использованию, поскольку клиническое применение ИКД — это метод не только лечения и профилактики, но и диагностики, сбора и накопления ценнейшей информации о течении заболевания. Значительный прогресс в области электроники, позволивший миниатюризировать имплантируемые антиаритмические устройства, развитие электрофизиологии и определение предикторов ВСС явились ключевыми моментами в становлении метода [48]. Компании—производители ИКД продолжают инвестировать значительные средства в научные исследования и совершенствование технологий. Минимизировано число осложнений, связанных с имплантацией электродов. Существенно увеличена продолжительность срока службы приборов, в среднем 6—8 лет. В ИКД стали появляться функции для лечения сопутствующих аритмий и неаритмических осложнений заболевания сердца. Современный ИКД — многофункциональный прибор, который помогает врачу как в спасении жизни пациента, так и в использовании других методов лечения и получении новых знаний об особенностях течения заболеваний. Активное внедрение ИКД-терапии в отечественную клиническую практику позволит существенно снизить показатели ВСС, приведенные в начале этой статьи. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Сведения об авторах Бокерия Лео Антонович — директор ФГБУ «Национальный научно-практический центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева», зав. каф. сердечно-сосудистой хирургии №2 Неминущий Николай Михайлович — д.м.н., проф. каф. сердечно-сосудистой хирургии №2 Новичков Сергей Александрович — зав. отд-нием рентгенохирургических методов диагностики и лечения аритмий Ачкасов Евгений Евгеньевич — проф., д.м.н., зав. каф. спортивной медицины и медицинской реабилитации Михайличенко Сергей Игоревич — врач сердечно-сосудистый хирург отд-нием рентгенохирургических методов диагностики и лечения аритмий; е-mail: sergeimikh777@mail.ru
×

References

  1. Mendis SPP, Norrving B. Global Atlas on Cardiovascular Disease Prevention and Control. Geneva: World Health Organization, 2011. ISBN 978-92-4-156437-3
  2. Машковский Е.В., Ачкасов Е.Е., Богова О.Т., Винничук Д.О. Влияние регулярных физических нагрузок на морфофункциональное состояние сердечно-сосудистой системы у действующих спортсменов и ветеранов спорта. Спортивная медицина: наука и практика. 2014;1:22-31. https://doi.org/10.17238
  3. ESC Guidelines for the management of patients with ventricular arrhythmias and the prevention of sudden cardiac death. European Heart Journal 2015;36:2793-2867. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehv316
  4. Голухова Е.З., Громова О.И., Мерзляков В.Ю., Шумков К.В., Бокерия Л.А. Турбулентность ритма сердца и мозговой натрийуретический пептид как предикторы жизнеугрожающих аритмий у больных ишемической болезнью сердца. Креативная кардиология. 2013;2:62-77.
  5. Bayes de Luna A, Comel P, Leclercq JF, Bayes de Luna. A Ambulatory sudden cardiac death: mechanisms of production of fatal arrhythmia on the basis of data from 157 cases. American Heart Journal. 1989;117:151-159. https://doi.org/10.1016/0002-8703(89)90670-4
  6. Внезапная сердечная смерть. Рекомендации Европейского кардиологического общества. Под ред. Н.А. Мазура. М.: Медпрактика-М, 2003.
  7. Myerburg RJ, Kessler KM, Castellanos A. Sudden cardiac death. Structure, function, and time dependence of risk. Circulation. 1992;85:12-20.
  8. Panidis IP, Morganroth J. Sudden death in hospitalized patients: cardiac rhythm disturbances detected by ambulatory electrocardiographic monitoring. J Am Coll Cardiol. 1983;2(5):798-805. https://doi.org/10.1016/s0735-1097(83)80225-3
  9. Zheng ZJ, Croft JB, Giles W. H et al. Sudden cardiac death in the United States, 1989 to 1998. Circulation. 2001;104:2158-2163. https://doi.org/10.1161/hc4301.098254
  10. Mikhaylichenko SI, Gorbunov VV, Bogaticov EV, Mikhaylichenko MI. Sudden cardiac death protocol analyses of postmortem autopsies. Journal of Interventional cardiac electrophysiology 2015;42:173-326.
  11. Priori SG, Aliot E. Task Force on Sudden Cardiac Death, European Society of Cardiology. Summary of recommendations. Eur Heart J. 2001;22:1374-1450. https://doi.org/10.1053/euhj.2001.2824
  12. Zipes DP, Camm AJ, Borggrefe M et al. ACC/AHA/ESC 2006 Guidelines for Management of Patients With Ventricular Arrhythmias and the Prevention of Sudden Cardiac Death - Executive Summary: A Report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force and the European Society of Cardiology Committee for Practice Guidelines (Writing Committee to Develop Guidelines for Management of Patients With Ventricular Arrhythmias and the Prevention of Sudden Cardiac Death). J Am Coll Cardiol. 2006;48:1064-1108. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehl199
  13. Ачкасов Е.Е., Пузин С.Н., Добровольский О.Б., Богова О.Т., Лазарева И.А., Пятенко В.В., Штефан О.С. Внезапная смерть молодых спортсменов (обзор зарубежной литературы). Спортивная медицина: наука и практика. 2013;3:85-92. https://doi.org/10.17238
  14. Бокерия О.Л., Ахобеков А.А. Внезапная сердечная смерть: механизмы возникновения и стратификация риска. Анналы аритмологии. 2012;3:5-13.
  15. Wellens HJ, Schwartz PJ, Lindemans FW, Buxton AE, Goldberger JJ, Hohnloser SH, Huikuri HV, Kaab S, La Rovere MT, Malik M, Myerburg RJ, Simoons ML, Swedberg K, Tijssen J, Voors AA, Wilde AA. Risk stratification for sudden cardiac death: current status and challenges for the future. Eur Heart J 2014; 35:1642-1651. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehu176
  16. Borne RT, Varosy PD, Masoudi FA. Implantable cardioverter-defibrillator shocks: epidemiology, outcomes, and therapeutic approaches. JAMA Intern Med. 2013;173(10):859-865. https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2013.428
  17. Mirowski M, Reid PR, Mower MM, et al. Termination of malignant ventricular arrhythmias with an implanted automatic defibrillator in human beings. N Engl J Med. 1980;303(6):322-324. https://doi.org/10.1016/s0196-0644(80)80503-8
  18. Moss AJ, Zareba W, Hall WJ, et al. Multicenter Automatic Defibrillator Implantation Trial II Investigators. Prophylactic implantation of a defibrillator in patients with myocardial infarction and reduced ejection fraction. N Engl J Med. 2002;346(12):877-883 https://doi.org/10.1056/nejmoa013474
  19. Kadish A, Dyer A, Daubert JP, et al; Defibrillators in Non-Ischemic Cardiomyopathy Treatment Evaluation (DEFINITE) Investigators. Prophylactic defibrillator implantation in patients with nonischemic dilated cardiomyopathy. N Engl J Med. 2004; 350(21):2151-2158. https://doi.org/10.1056/nejmoa033088
  20. Ревишвили А.Ш. Всероссийское научное общество специалистов по клинической электрофизиологии, аритмологии и кардиостимуляции (ВНОА). Клинические рекомендации по проведению электрофизиологических исследований, катетерной абляции и применению имплантируемых антиаритмических устройств. 2013.
  21. Moss AJ, Hall WJ, Cannom DS, Daubert JP, Higgins SL, Klein H et al. Improved survival with an implanted Defibrillator in patients with coronary disease at high risk for ventricular arrhythmia. Multicenter Automatic Defibrillator Implantation Trial Investigators. New Engl J Med 1996;335:1933-1940. https://doi.org/10.1056/nejm199612263352601
  22. Buxton AE, Lee KL, Fisher JD, Josephson ME, Prystowsky EN, Hafley G. Randomized study of the prevention of sudden death in patients with coronary artery disease. Multicenter Unsustained Tachycardia Trial Investigators. New Engl J Med 1999;341:1882-90. https://doi.org/10.1056/nejm199912163412503
  23. Bigger JT Jr. Prophylactic use of implanted cardiac defibrillators in patients at high risk for ventricular arrhythmias after coronary-artery bypass graft surgery. Coronary Artery Bypass Graft (CABG) Patch Trial Investigators. New Engl J Med 1997;337:1569-1575. https://doi.org/10.1056/nejm199711273372201
  24. Bardy GH, Lee KL, Mark DB, Poole JE, Packer DL, Boineau R et al. Sudden Cardiac Death in Heart Failure Trial (SCD-HeFT) Investigators. Amiodarone or an implantable cardioverter-defibrillator for congestive heart failure. New Engl J Med 2005;352:225-237. https://doi.org/10.1056/nejm200505193522029
  25. Sharma PP, Greenlee RT, Anderson KP, Chyou PH, Osorio HJ, Smith PN et al. Prevalence and mortality of patients with myocardial infarction and reduced left ventricular ejection fraction in a defined community: relation to the second multicenter automatic defibrillator implantation trial. J Interv Card Electrophysiol 2007;19:157-164. https://doi.org/10.1007/s10840-007-9151-8
  26. Hoffa M, Ludwig C. Einige neue Versuche uber Herbewegung. Z Ration Med. 1850;9:107.
  27. Mirowski M, Mower MM, Staewen WS, et al. Standby automatic defibrillator: An approach to prevention of sudden coronary death. Arch Intern Med. 1970;126:158-161. https://doi.org/10.1001/archinte.1970.00310070160014
  28. Mirowski M, Mower M, Staewen W et al. The Development of the transvenous automatic defibrillator. Ibid. 1972;129:773-779. https://doi.org/10.1001/archinte.129.5.773
  29. Mower M, Reid P, Watkins L et al. Automatic Implantableт Cardioverter_Defibrillator: Structural characteristics. Pacing Clin Electrophysiol. 1984;7:1345-1350. https://doi.org/10.1111/j.1540-8159.1984.tb05704.x
  30. Kastor JA. Michel Mirowski and the Automatic Implantable Defibrillator. American Journal of Cardiology 1989;63:977-982. https://doi.org/10.1016/0002-9149(89)90152-5
  31. Курдгелия Т.М., Кислицина О.Н., Базарсадаева Т.С. Внезапная сердечная смерть: эпидемиология, факторы риска и профилактика. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2014;4(3):221-227. ID: 2014-03-4109-R-3264
  32. Бокерия Л.А., Ревишвили А.Ш., Неминущий Н.М., Ломидзе Н.Н. Имплантируемые кардивертеры-дефибрилляторы в лечении аритмий и профилактике внезапной смерти. Сибирский медицинский журнал.2010;25(2):Выпуск 2:13-19.
  33. Connolly SJ, Gent M, Roberts RS et al. Canadian Implantable Defibrillation Study (CIDS): a randomized trial of the implantable cardioverter defibrillator against amiodarone. Circulation. 2000;101:1297-1302. https://doi.org/10.1161/01.cir.101.11.1297
  34. AVID Investigators. Antiarrhythmic Versus Implantable Defibrillators (AVID); rationale, design, and methods. Am J Cardiol. 1995;75:470-475. https://doi.org/10.1016/s0002-9149(99)80583-9
  35. Wever EF, Hauer RN, van Capelle FL, Tijssen JG, Crijns HJ, Algra A et al. Randomized study of implantable defibrillator as first-choice therapy versus conventional strategy in postinfarct sudden death survivors. Circulation 1995;91:2195-2203. https://doi.org/10.1161/01.cir.91.8.2195
  36. Karl-Heinz Kuck, Riccardo Cappato, Jürgen Siebels and Rudolf Rüppel. Randomized Comparison of Antiarrhythmic Drug Therapy With Implantable Defibrillators in Patients Resuscitated From Cardiac Arrest The Cardiac Arrest Study Hamburg (CASH). Circulation. 2000;102:748-754. https://doi.org/10.1161/01.cir.102.7.748
  37. Beat Schaer, Michael Kühne, Tobias Reichlin, Stefan Osswald, Christian Sticherling. Incidence of and predictors for appropriate implantable cardioverter-defibrillator therapy in patients with a secondary preventive implantable cardioverter-defibrillator indication. https://doi.org/10.1093/europace/euv188 227-231
  38. Powell BD, Saxon LA, Boehmer JP, Day JD, Gilliam FR 3rd, Heidenreich PA, Jones PW, Rousseau MJ, Hayes DL. Survival after shock therapy in implantable cardioverter-defibrillator and cardiac resynchronization therapy-defibrillator recipients according to rhythm shocked. The ALTITUDE survival by rhythm study. J Am Coll Cardiol. 2013;62(18):1674-1679. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2013.04.083
  39. Zecchin M., Sinagra G. Primary prevention of sudden death in dilated cardiomyopathy. Italian Heart J. 2004;5(suppl.1):81S-82S.
  40. Lars Køber, Jens J. Thune, Jens C Nielsen, Jens Haarbo, Lars Videbæk, Eva Korup, Gunnar Jensen, Per Hildebrandt, Flemming H Steffensen, Niels E. Bruun, Hans Eiskjær, Axel Brandes, Anna M Thøgersen, Finn Gustafsson, Kenneth Egstrup, Regitze Videbæk, Christian Hassager, Jesper H Svendsen, Dan E Høfsten, Christian Torp-Pedersen, and Steen Pehrson, D.M.Sc. Defibrillator Implantation in Patients with Nonischemic Systolic Heart Failure. N Engl J Med 2016;375:1221-1230. https://doi.org/10.1056/NEJMoa1608029
  41. Akshay S Desai, MPH; James C Fang, William H Maisel, MPH et al, Kenneth L Baughman. Implantable Defibrillators for the Prevention of Mortality in Patients With Nonischemic Cardiomyopathy. JAMA. 2004;292(23):2874-2879. https://doi.org/10.1001/jama.292.23.2874
  42. Sacher F., Tedrow U.B., Field M.E. et.al. Ventricular tachycardia ablation: evoluation of patient and procedure over 8 years. Circ Arrhytmic Electrophysiol. 2008;1:152-161. https://doi.org/10.1161/circep.108.769471
  43. Lampert R., Wang Y., Curtis J.P. Variation among hospitals in selection of higher-cost, higher-tech, implantable cardioverter-defibrillators: data from the National Cardiovascular Data Registry (NCDR) implantable cardioverter/defibrillators (ICD) registry. Am Heart J. 2013;165:1015-1023 (e1012). https://doi.org/10.1016/j.ahj.2012.12.003
  44. Myerburg RJ, Junttila M Juhani. Sudden Cardiac Death Caused by Coronary Heart Disease. Circulation. 2012;125:1043-1052. https://doi.org/10.1161/circulationaha.111.023846
  45. Poole JE, Johnson GW, Hellkamp AS et al. Prognostic Impotance of defibrillator shocks in patient with heart failure. N Engl J Med. 2008;359:1009-1017. https://doi.org/10.1056/nejmoa071098
  46. An Y, Ando K, Soga Y, Nomura A, Nagashima M, Hayashi K, Makihara Y, Fukunaga M, Hiroshima KI, Nobuyoshi M, Goya M. Mortality and predictors of appropriate implantable cardioverter defibrillator therapy in Japanese patients with Multicenter Automatic Defibrillator Implantation Trial II criteria. J Arrhythm. 2017; 33(1):17-22. https://doi.org/10.1016/j.joa.2016.01.012
  47. Бокерия Л.А., Ревишвили А.Ш., Неминущий Н.М. Внезапная сердечная смерть. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013.
  48. Ачкасов Е.Е., Пузин С.Н., Богова О.Т., Лисицкий Д.А., Таламбум Е.А., Руненко С.Д., Красавина Т.В., Сиденков А.Ю., Седерхольм Л.А. Редкое клиническое наблюдение длительного занятия спортом с постоянным электрокардиостимулятором. Спортивная медицина: наука и практика. 2013;1:23-26. https://doi.org/10.17238

Copyright (c) 2017 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Alabyan Street, 13/1, Moscow, 127055, Russian Federation

Managing Editor:

  • Tel.: +7 (926) 905-41-26
  • E-mail: e.gorbacheva@ter-arkhiv.ru

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies