Multiple myeloma: response to treatment and survival of patients according to the interim analysis of the Russian observational, retrospective-prospective, multicenter cohort study (MULTISPECT)

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim. The primary objective of the interim analysis of the MULTISPECT study was to evaluate the short-term efficacy of the treatment and long-term outcomes in cohorts of primary and pretreated patients with multiple myeloma (MM) receiving treatment in actual clinical practice in various regions of the Russian Federation. Secondary objectives were a description of the main characteristics of patients; analysis of the most commonly used therapy regimens of the 1st and later lines and the sequence of their changes; evaluation of the response to therapy. Additional objectives included evaluation of the effect of the new COVID-19 coronavirus infection on the course of MM in patients.

Materials and methods. The study is an observational retrospective-prospective multicenter cohort study. For its implementation, a structured database of patients with MM was used, provided by hematologists of the centers affiliated for the study.

Results. The study included 1,294 patients (cohort 1 – 806, cohort 2 – 488). In both cohorts, patients aged 60–69 years were in the majority. 3 lines of therapy (L1, L2, L3) were used for cohort 1; in cohort 2, the 4th line of therapy was also used in 2 patients. The therapy regimens were analyzed for 290 (22.41%) of all patients in the study. Responses to therapy were analyzed for 214 patients of cohort 1 and 109 patients of cohort 2. Autologous and allogeneic hematopoietic stem cell transplantations were carried out for a limited proportion of patients in both cohorts. At the end of the study and upon presentation of its results, the status of patients was the following: 96% of patients in cohort 1 and 89% in cohort 2 were alive. The therapy regimens in both cohorts were characterized by variability. The most commonly used regimens in each of the lines of therapy have been identified. The most used therapy regimen in patients with MM of both cohorts was the VCD-regime. Rd-regime in cohort 1 and RD-regime in cohort 2 were the second most frequent used regimens. In patients of both cohorts, the therapy regimens including Bortezomib were most often used.

Conclusion. The variety of therapy regimens used to treat MM in actual clinical practice may be due to the factors of availability of new medicines and updated recommendations for the treatment of the disease. Further, in the context of this study, a more detailed analysis of the efficacy of certain therapy regimens in the 1st and later lines on progression free survival and overall survival of MM patients should be carried out.

Full Text

Список сокращений

аллоТГСК – аллогенная трансплантации гемопоэтических стволовых клеток

аутоТГСК – аутологичная трансплантация гемопоэтических стволовых клеток

ММ – множественная миелома

ОВ – общая выживаемость

ОХЧР – очень хорошая частичная ремиссия

ПР – полная ремиссия

СЗ – стабилизация заболевания

ТГСК – трансплантация гемопоэтических стволовых клеток

ЧР – частичная ремиссия

Введение

Множественная миелома (ММ) представляет собой В-клеточное клональное новообразование с морфологическим субстратом в виде плазматических клеток. Особенностью нозологии является значительная распространенность и высокая агрессивность течения. Среди всех новообразований на заболеваемость ММ приходится около 0,8–1% случаев, смертельные исходы составляют 0,9–2% [1, 2]. Заболеваемость (частота диагностики новых случаев ММ) в промышленно развитых странах регистрируется на уровне 6,6 на 100 тыс. населения в год [3]. В Российской Федерации отмечены достаточно высокие показатели заболеваемости ММ и наблюдается тенденция к их увеличению, что во многом связано с улучшением результатов терапии и продлением жизни пациентов после постановки диагноза [4–6].

В последние годы часто удается изменить негативный прогноз ММ благодаря ранней диагностике и применению инновационных таргетных антимиеломных препаратов [5, 7]. В то же время почти у всех пациентов в разные сроки от начала лечения наблюдаются рецидивы заболевания, что делает необходимым поиск новых препаратов, преодолевающих механизмы резистентности опухоли. Немаловажное значение имеет понимание причин прогрессии опухоли, детальное изучение биологических особенностей первичной опухоли и последующих клонов с целью назначения пациенту индивидуальной комбинации лекарственной терапии с учетом его клинического статуса.

Результаты последних исследований демонстрируют широкий спектр терапевтических возможностей с применением новых препаратов и методов (CART-T терапия) в различных схемах и режимах. Однако в реальной клинической практике ситуация иная. Нередко высокая коморбидность пациентов, доступность трансплантационных центров, риски инфицирования SARS-CoV-2 и другие факторы, в том числе и недостаток информации об оптимальной лечебной тактике для пациентов с ММ разных возрастных групп, определяют выбор терапевтических режимов.

Новая коронавирусная инфекция COVID-19 у онкологических пациентов определяет более тяжелое течение и худший прогноз. В связи с этим проспективный сбор и анализ данных о наличии текущей/перенесенной инфекции COVID-19 у пациентов с ММ востребованны и представляют определенный научный интерес.

Таким образом, проведение наблюдательного ретроспективно-проспективного исследования ответа на лечение и выживаемости пациентов с ММ представляется весьма актуальным [8, 9].

Материалы и методы

Исследование MULTISPECT является наблюдательным ретроспективно-проспективным многоцентровым когортным исследованием, которое проводится с целью сбора и анализа факторов, влияющих на показатели выживаемости пациентов с ММ, получающих различные схемы терапии ММ в условиях повседневной клинической практики. В исследование включаются пациенты в возрасте 18 лет и старше с подтвержденным в соответствии с классификацией IMWG диагнозом ММ, проживающие в различных регионах РФ, которым требовалось проведение системной терапии (когорта 1 – первичные пациенты или когорта 2 – предлеченные пациенты), и имеющие не более 2 линий лечения с любым числом курсов проведенной терапии до момента второго рецидива/прогрессии заболевания. Период наблюдения начат с апреля 2020 по декабрь 2023 г. Ретроспективный этап проводится врачом аффилированного исследовательского центра в формате «одномоментного среза» данных из медицинских карт пациентов. Проспективный этап включает регистрацию данных во время визитов или обследования/лечения госпитализированного пациента или во время телефонных контактов с пациентами. Для когорты предлеченных пациентов вносились данные о лекарственных препаратах, применяемых в предыдущих линиях и курсах терапии, и об исходах терапии. В рамках исследования проводится цитогенетическое исследование с целью стратификации риска ММ. Данное исследование носит неинтервенционный характер, поэтому все вопросы, связанные с терапией, решаются лечащим врачом. Трехлетний период наблюдения и документирования данных определяется моментом смерти пациента или моментом потери контакта с пациентом. В течение этого периода оценивают состояние пациента по шкале Eastern Cooperative Oncology Group (ECOG), в индивидуальные регистрационные карты вносят данные о схемах лечения, клинико-лабораторных показателях, течении заболевания и статусе ремиссии. Выгрузка данных проводится каждые 3 мес.

Цели и оценки исследования

Первичной целью исследования является оценка показателей общей выживаемости (ОВ) и выживаемости без прогрессирования в когортах первичных и предлеченных пациентов с применением методов структурного прогнозирования для получения статистически значимых результатов. Вторичные цели включают анализ наиболее часто использующихся схем терапии 1-й и последующих линий; оценку последовательности смены схем терапии; оценку ответов на лечение: строгая полная ремиссия (ПР), ПР, очень хорошая частичная ремиссия (ОХЧР), частичная ремиссия (ЧР), стабилизация заболевания (СЗ) или прогрессирование.

Дополнительные цели включают оценку влияния новой коронавирусной инфекции COVID-19 на течение ММ у пациентов и оценку состояния в соответствии со шкалой ECOG.

Сбор данных

С апреля 2020 по декабрь 2021 г. в лечебных центрах регионов России проведен сбор данных 1294 пациентов с ММ, получавших лечение. Выбор центров проводился на основании анализа эпидемиологических данных. При выборе пациентов учитывался ряд факторов, включая лечебное учреждение и географический регион России. Одним из критериев при выборе центра являлось получаемое лечение, поскольку анализ схем и режимов терапии должен был отражать современную терапию, включающую в том числе схемы с бортезомибом. Важными факторами выбора стали линия терапии, оценка состояния пациента по критериям шкалы ECOG и возможность выполнения аутологичной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (аутоТГСК) или аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (аллоТГСК). Ретроспективно проводился сбор данных из медицинской документации пациентов с ММ. Проспективный этап включал наблюдение как пациентов из ретроспективной части, так и вновь набранных пациентов для когорт 1 и 2. Документирование данных проводилось каждые 3 мес, включая фиксацию ответов на терапию. На всех визитах собиралась информация о статусе пациентов в отношении результатов диагностики на SARS-CoV-2, в случае выявления COVID-19 собиралась информация о тяжести течения инфекции.

Статистический анализ

Проводился анализ данных в полной выборке пациентов. Ретроспективно проводился анализ режимов терапии и ответов на терапию в формате «одномоментного среза» данных из медицинских карт пациентов. Также проводился анализ этих показателей в проспективной фазе исследования. При анализе времени до события (смерть или момент потери контакта с пациентом) объем и структура выборки могли меняться. Конечные временные точки при завершении исследования и документирования данных определялись моментом наступления события. Для анализа использовались описательные методы исследования цензурированных выборок, в частности, для оценки выживаемости пациентов применялся метод Каплана–Мейера (для любого момента времени в течение всего периода наблюдения), основанный на предположениях о влиянии цензурированности данных на результат. Анализ выживаемости на линиях терапии при использовании разных режимов терапии проводился методом пропорциональных рисков Кокса. Режим терапии ММ определялся как 1 или более противоопухолевый препарат, глюкокортикоид или другой препарат, назначаемые с целью редукции опухоли. Линия терапии определялась как 1 цикл запланированного режима терапии ММ. Линия терапии могла включать 1 запланированный цикл монотерапии или комбинированной терапии или последовательность комбинированной терапии, вводимой в соответствии с запланированным планом лечения. Лечение в каждой линии терапии определялось как режим терапии, получаемый в цикле 1 этой линии. Путем использования описанных статистических методов проведена валидная обработка большого количества данных и получены значимые показатели по исследованию.

Результаты

Пациенты

В период с апреля 2020 по декабрь 2021 г. в исследование включены 1294 пациента: когорта 1 – 806 (62,28%) и когорта 2 – 488 (37,71%). В когорте 1 мужчины составили 352 (44%), женщины – 454 (56%); в когорте 2 – мужчины 204 (42%), женщины – 284 (58%); рис. 1, 2.

 

Рис. 1. Распределение пациентов когорты 1 по полу.

 

Рис. 2. Распределение пациентов когорты 2 по полу.

 

На момент включения в исследование наибольшую долю когорт 1 и 2 суммарно составили пациенты возрастных групп 50–59, 60–69 и 70+ лет: 739 (91,68%) – когорта 1 и 461 (94,46%) – когорта 2 (рис. 3).

 

Рис. 3. Суммарное распределение пациентов когорт 1 и 2 по возрасту на дату включения в исследование (%).

 

В обеих когортах большинство составили пациенты возрастной группы 60–69 лет: когорта 1 – 368 (46%), когорта 2 – 208 (43%). В то же время пациенты в возрасте 40–49 лет, в особенности в когорте 1 – первичные, составили 55 (7%), в когорте 2 – предлеченные – 25 (5%). Эти показатели подтверждают данные ранее проведенных эпидемиологических исследований о более частой заболеваемости ММ среди лиц пожилого возраста и тенденции уменьшения возраста дебюта заболевания (рис. 4, 5).

 

Рис. 4. Распределение по возрасту пациентов когорты 1 на дату включения в исследование (%).

 

Рис. 5. Распределение по возрасту пациентов когорты 2 на дату включения в исследование (%).

 

Уровень функционального состояния (способность себя обслуживать, способность выполнять повседневную деятельность, степень физической активности) у значительной части пациентов когорты 1 оценивалcя в 1 и 2 балла: 337 (42%) и 336 (42%) соответственно. Более тяжелый соматический статус (3 балла) отмечался в когорте 1 у 121 (15%) пациента и самый тяжелый – у 12 (1%); рис. 6.

 

Рис. 6. Распределение пациентов когорты 1 по шкале ECOG в баллах на момент включения в исследование (%).

 

В когорте 2 у 280 (57%) пациентов статус состояния соответствовал 2 баллам, у 160 (33%) – 1 баллу, у 48 (10%) – 3 баллам (рис. 7).

 

Рис. 7. Распределение пациентов когорты 2 по шкале ECOG в баллах на момент включения в исследование (%).

 

В соответствии с целями исследования у пациентов обеих когорт во время каждого визита собиралась информация о результатах диагностики на SARS-CoV-2 и тяжести течения в случае его диагностики. Из 1294 включенных в исследование пациентов SARS-CoV-2 диагностирован у 82 (6,5%): из них первичных – 52 (63%); предлеченных – 30 (37%); рис. 8.

 

Рис. 8. Количество случаев SARS-CoV-2, выявленных у пациентов обеих когорт (%).

 

Показатели выживаемости пациентов данной группы в связи с коротким периодом наблюдения не представлены.

У 18 (35%) пациентов из 52 когорты 1 (первичные пациенты) с диагностированным SARS-CoV-2 проведена 1 линия терапии.

Терапия ММ

Из 1294 пациентов исследования оценка терапии выполнялась у 290 (22,41%), из них в когорте 1 – у 187 (14,45%) и в когорте 2 – у 103 (7,95%). Такая выборка пациентов продиктована необходимостью получения корректных данных по линиям терапии, предоставлением данных в определенной последовательности согласно дате начала лечения. Три линии терапии получали первичные пациенты когорты 1, в частности, терапия 1-й линии применялась у 118 (54%); 2-й – у 59 (27%); 3-й – у 10 (19%) пациентов. Предлеченным пациентам когорты 2 в 35 (34%) случаях назначалась терапия 1-й линии рецидива; в 46 (45%) – 2-я линия терапии рецидива и в 20 (19%) – 3-я линии терапии рецидива, табл. 1.

 

Таблица 1. Распределение пациентов когорт 1 и 2 по линиям терапии

Table 1. Distribution of patients in cohorts 1 and 2 by treatment line

Когорта 1 – первичные пациенты

Когорта 2 – предлеченные пациенты

распределение по линиям терапии

абс.

%

распределение по линиям терапии

абс.

%

1-я линия

118

54

1-я линия рецидива

35

34

2-я линия

59

27

2-я линия рецидива

46

45

3-я линия

10

19

3-я линия рецидива

20

19

   

4-я линия рецидива

2

2

ВСЕГО

187

100

ВСЕГО

103

100

 

Для лечения 187 первичных пациентов на всех линиях терапии применяли 24 разных режима терапии. Для лечения 103 предлеченных пациентов применяли 33 режима терапии. Режим терапии VCD оказался наиболее используемым у пациентов обеих когорт: 81 (43,3%) – когорта 1, 22 (21,2%) – когорта 2. Вторым по частоте применения в когорте 1 стали режим Rd – 24 (12,8%), в когорте 2 – режим RD – 19 (18,4%). В когорте 1 также часто применяли: RD – 19 (10,1%); VBMCP (M2) – 13 (6,9%); VMCP – 9 (4,8%); VMP – 9 (4,8%) и Dara-Rd – 5 (2,6%). В когорте 2: VMCP – 14 (13,6%); VD – 11 (10,7%); Rd – 7 (6,8%); даратумумаб в монотерапии – 8 (7,7%); MP – 4 (3,9%) и прочие режимы – 9 (8,7%); табл. 2.

 

Таблица 2. Наиболее часто используемые режимы 1, 2 и 3-й линий (Л1, Л2, Л3) терапии у пациентов когорт 1 и 2

Table 2. The most commonly used 1st, 2nd, and 3rd-line (L1, L2, L3) regimens of therapy in patients in cohorts 1 and 2

КОГОРТА 1 – первичные пациенты

КОГОРТА 2 – предлеченные пациенты

основные режимы терапии линий – Л1, Л2, Л3

абс.

%

основные режимы терапии линий – Л1, Л2, Л3

абс.

%

VCD

81

43,3

VCD

22

21,3

Rd

24

12,8

RD

19

18,4

RD

19

10,1

VMCP

14

13,6

VBMCP (M2)

13

6,9

VD

11

10,7

VMCP

9

4,8

прочие

9

8,7

VMP

9

4,8

Даратумумаб (монотерапия)

8

7,7

Dara-Rd

5

2,6

Rd

7

6,8

   

МР

4

3,9

 

В общей сложности режимы терапии, включающие бортезомиб, использованы в лечении 102 (54,5%) из 187 пациентов когорты 1 и 47 (45,6%) из 103 больных когорты 2. Обобщенные данные используемых режимов терапии трех линий (Л1, Л2, Л3) для обеих когорт пациентов представлены в табл. 3.

 

Таблица 3. Обзор основных режимов терапии линий (Л1, Л2, Л3) у пациентов когорт 1 и 2

Table 3. Review of the main line therapy regimens (L1, L2, L3) in patients of cohorts 1 and 2

Когорта 1 – первичные пациенты

Когорта 2 – предлеченные пациенты

Основные режимы терапии для 1 и 2-й когорт

Л1

Л2

Л3

Всего

Основные режимы терапии для 1 и 2-й когорт

Л1

Л2

Л3

Всего

VCD

78

1

2

81

VCD

13

8

1

22

Rd

4

18

2

24

RD

1

17

1

19

RD

2

16

1

19

VMCP

0

14

0

14

VBMCP (M2)

8

5

0

13

VD

8

2

1

11

VMCP

0

9

0

9

Даратумумаб (монотерапия)

1

0

7

8

VMP

9

0

0

9

Прочие

6

0

2

8

Dara-Rd

0

4

1

5

Rd

0

2

5

7

Даратумумаб (монотерапия)

0

3

1

4

MP

2

0

2

4

VCD (пациенты >75 лет)

4

0

0

4

BP

0

2

1

3

PAD

1

0

2

3

VCP

2

0

0

2

VD

3

0

0

3

VBAP

0

1

0

1

Дополнительные режимы

9

3

1

13

Дополнительные режимы

2

0

0

2

Всего

118

59

10

187

 

35

46

20

103

 

В когорте 1 у абсолютного большинства пациентов в 1-й линии применялся режим VCD (n=78); во 2-й линии – Rd (n=18) и RD (n=16); в 3-й линии – PAD (n=2), RD (n=2) и VCD (n=2). В когорте 2 в 1-й линии чаще других использовались режимы VCD (n=13) и VD (n=8); во 2-й линии – RD (n=17), VMCP (n=14), VCD (n=8); в 3-й линии 7 пациентам проводилась монотерапия даратумумабом и 5 пациентам – режим Rd.

Ответ на терапию

Предоставленные данные позволили провести анализ ответа на терапию у 214 пациентов когорты 1 и у 109 – когорты 2, при этом такой анализ не проводился у 47 (22%) и 20 (18%) больных когорт 1 и 2. В когорте 1 наиболее частым ответом на лечение стали достижение ОХЧР – 60 (28%) пациентов и ЧР – 52 (24%); СЗ – 32 (15%). В когорте 2 СЗ достигнута у 30 (28%) больных; ОХЧР – 22 (20%) и ЧР – 21 (19%). ПР достигнута у 13 (6%) и 5 (5%) пациентов когорт 1 и 2 соответственно. Прогрессия заболевания (ПЗ) отмечалась у 10 (5%) пациентов когорты 1 и у 11 (10%) – когорты 2 (табл. 4).

 

Таблица 4. Ответы на терапию у пациентов когорт 1 и 2

Table 4. Responses to therapy in patients in cohorts 1 and 2

 

Когорта 1

Когорта 2

Частота достижения противоопухолевого ответа (на дату последнего визита)

абс.

%

абс.

%

Строгая ПР

0

0

0

0

ПР

13

6

5

5

ОХЧР

60

28

22

20

ЧР

52

24

21

19

СЗ

32

15

30

28

ПЗ

10

5

11

10

Не проводилась

47

22

20

18

Всего

214

100

109

100

 

Проведение ТГСК

В анализ о частоте выполненных ТГСК вошли данные по 245 и 115 пациентам из обеих когорт. АллоТГСК выполнена 1 (0,41%) пациенту из 245 в когорте 1 и 1 (0,87%) пациенту из 115 в когорте 2. Пациентам старше 65 лет обеих когорт аллоТГСК не выполнялись.

АутоТГСК в когорте 1 в возрасте до 65 лет выполнены у 17 (7%) из 245 пациентов. При этом 6 (35%) пациентов имели оценку 1 балл по шкале ECOG; 8 (47%) – 2 балла, 2 (12%) – 3 балла и 1 (6%) – 4 балла (рис. 9).

 

Рис. 9. Количество выполненных аутоТГСК (%) у пациентов когорты 1, имеющих оценки от 1 до 4 по шкале ECOG.

 

АутоТГСК в когорте 2 в возрасте до 65 лет выполнены у 23 (20%) из 115 пациентов. Из них 11 (48%) имели оценку 1 балл по шкале ECOG и 10 (52%) – 2 балла (рис. 10).

 

Рис. 10. Количество выполненных аутоТГСК (%) у пациентов когорты 2, имеющих оценки от 1 до 4 по шкале ECOG.

 

Из когорты 1 (первичные) 2 пациента – кандидаты на аутоТГСК – получали режим терапии VCD.

В соответствии с целями исследования рассчитывались показатели выживаемости для 806 пациентов когорты 1 и 488 – когорты 2 с использованием метода Каплана–Мейера (рис. 11, 12). Для этого на каждом визите определялся статус пациента (выбыл, подвержен риску, погиб). Выживаемость рассчитывалась от даты установления диагноза до последнего визита или смерти.

 

Рис. 11. Показатели выживаемости пациентов когорты 1 (первичные пациенты).

 

Рис. 12. Показатели выживаемости пациентов когорты 2 (предлеченные пациенты).

 

Также проведен анализ выживаемости в зависимости от цитогенетических данных, наличия или отсутствия мягкотканых компонентов (плазмоцитом), а также выбора терапии 1-й линии.

У 193 (15%) из 1294 пациентов, включенных в данный анализ, проводились цитогенетические исследования. Критериями цитогенетических аномалий высокого риска являлись: делеция 17p, транслокация 4;14, транслокация 14;16. Цитогенетические аномалии высокого риска выявлены у 30 (16%) из 193 пациентов. При медиане срока наблюдения за пациентами 9,2 мес (0,7–41) достоверных различий не выявлено (рис. 13).

 

Рис. 13. Выживаемость пациентов в зависимости от наличия или отсутствия цитогенетических аномалий высокого риска.

 

В качестве критерия негативного прогноза также рассматривалось наличие мягкотканых компонентов миеломы – дистантных плазмоцитом, не связанных с костной тканью, и всех плазмоцитом. Они выявлены у 398 (31%) из 1294 пациентов, при этом у 23 (6%) из 398 – дистантные. У 551 (68%) из 806 пациентов когорты 1 и у 342 (70%) пациентов из когорты 2 мягкотканые компоненты не выявлены. Несмотря на устойчивый тренд, достоверных различий в ОВ в зависимости от наличия или отсутствия мягкотканых очагов не выявлено (рис. 14).

 

Рис. 14. Показатели выживаемости пациентов когорты 1 с подтвержденным наличием или отсутствием мягкотканых компонентов.

 

На момент окончания данного этапа исследования и представления результатов статус определен у 806 пациентов когорты 1 и у 487 – когорты 2. Большинство пациентов живы: 712 (88%) из когорты 1 и 427 (88%) из когорты 2 (табл. 5).

 

Таблица 5. Статус пациентов когорт 1 и 2 на момент окончания этапа исследования

Table 5. Status of patients in cohorts 1 and 2 at the end of the study phase

 

Когорта 1

Когорта 2

Статус

абс.

%

абс.

%

Жив

712

88

427

88

Погиб

22

3

29

6

Выбыл из исследования

72

9

31

7

Всего

806

100

487

100

 

С учетом того, что медиана наблюдения крайне невелика для оценки показателей ОВ при данной нозологии, необходимо продолжение наблюдения для получения дефинитивных результатов.

Заключение

В ходе данного ретроспективно-проспективного исследования выполнен сравнительный анализ данных медицинской документации двух когорт пациентов: первичных, которые ранее лечения не получали, и предлеченных, которым уже проводилась терапия ММ. Результаты промежуточного анализа показали, каким режимам терапии специалисты отдавали предпочтение или какое лечение они вынуждены применять в условиях рутинной клинической практики регионов России. Важное значение для использования того или иного режима терапии имел, по всей видимости, фактор доступности инновационных таргетных препаратов, прописанных в отечественных и международных рекомендациях по лечению ММ. Проводимое исследование можно рассматривать как очередной шаг к улучшению лечения и увеличению продолжительности жизни пациентов с ММ.

Раскрытие интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Disclosure of interest. The authors declare that they have no competing interests.

Вклад авторов. Авторы декларируют соответствие своего авторства международным критериям ICMJE. Все авторы в равной степени участвовали в подготовке публикации: разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание и редактирование текста статьи, проверка и утверждение текста статьи.

Authors’ contribution. The authors declare the compliance of their authorship according to the international ICMJE criteria. All authors made a substantial contribution to the conception of the work, acquisition, analysis, interpretation of data for the work, drafting and revising the work, final approval of the version to be published and agree to be accountable for all aspects of the work.

Источник финансирования. Материал подготовлен при финансовой поддержке компании Janssen, подразделение фармацевтических товаров ООО «Джонсон & Джонсон». При подготовке рукописи авторы сохранили независимость мнений.

Funding source. This study was supported by Janssen, the pharmaceuticals division of Johnson & Johnson. During the preparation of the manuscript, the authors maintained their independence of opinion.

×

About the authors

Vadim V. Ptushkin

Pirogov Russian National Research Medical University; Rogachev National Medical Research Center for Pediatric Hematology, Oncology and Immunology; Botkin City Clinical Hospital

Author for correspondence.
Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-9368-6050

д-р мед. наук, проф. каф. онкологии, гематологии и лучевой терапии; зав. отд. инновационных методов лечения подростков и взрослых; зам. глав. врача по гематологии; гл. внештат. специалист-гематолог Департамента здравоохранения г. Москвы

Russian Federation, Moscow; Moscow; Moscow

Michail A. Kunst

Republican Clinical Hospital; Kazan State Medical University

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-9721-8262

зав. отд-нием гематологии; ассистент каф. госпитальной терапии

Russian Federation, Kazan; Kazan

Tatiana A. Mitina

Vladimirsky Moscow Regional Research Clinical Institute

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0001-7493-0030

д-р мед. наук, вед. науч. сотр., зав. отд-нием клинической гематологии и иммунотерапии

Russian Federation, Moscow

Tatiana S. Konstantinova

Sverdlovsk Regional Clinical Hospital №1

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0003-4687-0784

канд. мед. наук, врач-гематолог высшей категории, зав. отд-нием

Russian Federation, Yekaterinburg

Natalia N. Rachkova

Bryansk Regional Hospital №1

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-9945-6993

гл. внештатный специалист, зам. глав. врача по мед. части, гематолог

Russian Federation, Bryansk

Tatiana V. Shelekhova

Razumovsky Saratov State Medical University

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-4737-7695

канд. мед. наук, проф., глав. врач Клиники гематологии и профпатологии

Russian Federation, Saratov

Ilya V. Elykomov

Regional Clinical Hospital

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-0406-9828

канд. мед. наук, зав. отд-нием; гл. гематолог края

Russian Federation, Barnaul

Galina B. Kuchma

Regional Clinic Hospital

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-2063-8859

канд. мед. наук, доц. каф. терапии, врач-гематолог

Russian Federation, Orenburg

Kiriena O. Farizova

Chelyabinsk Regional Clinical Hospital

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-7016-0750

врач-гематолог отд-ния гематологии

Russian Federation, Chelyabinsk

Olga Yu. Vinogradova

Pirogov Russian National Research Medical University; Botkin City Clinical Hospital

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-3669-0141

д-р мед. наук, проф. каф. гематологии, онкологии и лучевой терапии; зав. Московским городским гематологическим центром; врач-гематолог

Russian Federation, Moscow; Moscow

Eugene A. Nikitin

Botkin City Clinical Hospital; Russian Medical Academy of Continuous Professional Education

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0002-2490-1263

д-р мед. наук, проф., зав. дневным стационаром гематологии, онкологии и химиотерапии Московского городского гематологического центра; зав. каф. гематологии и трансфузиологии им. акад. И.А. Кассирского и А.И. Воробьева

Russian Federation, Moscow; Moscow

Evgeny D. Pashanov

Janssen, pharmaceutical companies of Johnson & Johnson, Medical Department

Email: vadimvadim@inbox.ru
ORCID iD: 0000-0003-0080-3367

д-р мед. наук, рук. терапевтического направления Гематология/Онкология

Russian Federation, Moscow

References

  1. Виноградова О.Ю., Птушкин В.В., Черников М.В., и др. Эпидемиология множественной миеломы в городе Москва. Терапевтический архив. 2019;91(7):83-92 [Vinogradova OY, Ptushkin VV, Chernikov MV, et al. Epidemiology of multiple myeloma in city Moscow. Terapevticheskii Arkhiv (Ter. Arkh.). 2019;91(7):83-92 (in Russian)]. doi: 10.26442/00403660.2019.07.000305
  2. Bethesda MD. SEER Lifetime Risk (Percent) of Being Diagnosed with Cancer by Site and Race/Ethnicity: Both Sexes, 18 SEER Areas, 2012- 2014 (Table 1.15) National Cancer Institute. Available at: https://seer.cancer.gov/csr/1975_2014/results_merged/topic_lifetime_risk.pdf. Accessed: 05.01.2018.
  3. Cancer Statistics: Myeloma. Available at: https:// seer.cancer.gov/statfacs/html/mulmy.html. Accessed: 03.03.2017.
  4. Злокачественные новообразования в России в 2017 году (заболеваемость и смертность). Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, 2018 [Zlokachestvennye novoobrazovaniia v Rossii v 2018 godu (zabolevaemost' i smertnost'). Pod red. AD Kaprina, VV Starinskogo, GV Petrovoi. Moscow: MNIOI im. P.A. Gertsena − filial FGBU “NMITs radiologii” Minzdrava Rossii, 2019 (in Russian)].
  5. Кокушкин К.А., Давыдовская М.В., Курносова Т.И., и др. Медицинская методология оказания медицинской помощи пациентам, страдающим множественной миеломой (клинико-диагностический алгоритм). М., 2018; с. 79 [Kokushkin KA, Davydovskaia MV, Kurnosova TI, et al. Meditsinskaia metodologiia okazaniia meditsinskoi pomoshchi patsientam, stradaiushchim mnozhestvennoi mielomoi (kliniko-diagnosticheskii algoritm). Moscow, 2018; s. 79 (in Russian)].
  6. Лучинин А.С., Семочкин С.В., Минаева Н.В., и др. Эпидемиология множественной миеломы по данным анализа популяционного регистра Кировской области. Онкогематология. 2017;12(3):50-6 [Luchinin AS, Semochkin SV, Minaeva NV, et al. Epidemiology of multiple myeloma according to the Кirov region population registers. Oncohematology. 2017;12(3):50-6 (in Russian)]. doi: 10.17650/1818-8346-2017-12-3-50-56
  7. Ludwig H, Avet-Loiseau H, Blade J, et al. European perspective on multiple myeloma treatment strategies: update following recent congresses. Oncologist. 2012;17:592-606. doi: 10.1634/theoncologist.2011-0391
  8. Usmani S, Ahmadi T, Ng Y, et al. Analysis of real-world data on overall survival in MM patients with 3 prior lines of therapy including a PI and an IMID, or double refractory to a PI and an IMID. Oncologist. 2016;21:1-7. DOI:0.1634/theoncologist.2016-0104
  9. Временные методические рекомендации «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 14 (27.12.2021). Утв. Минздравом России [Interim guidelines “Prevention, diagnosis and treatment of a new coronavirus infection (COVID-19). Version 14 (12.27.2021) (in Russian)].

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Distribution of patients in cohort 1 by sex.

Download (56KB)
2. Fig. 2. Distribution of patients in cohort 2 by sex.

Download (53KB)
3. Fig. 3. The total distribution of patients in cohorts 1 and 2 by age at the date of inclusion in the study (%).

Download (62KB)
4. Fig. 4. Age distribution of cohort 1 patients at enrollment date (%).

Download (65KB)
5. Fig. 5. Age distribution of patients in cohort 2 at the date of inclusion in the study (%).

Download (58KB)
6. Fig. 6. Distribution of patients in cohort 1 according to the ECOG scale in points at the time of inclusion in the study (%).

Download (60KB)
7. Fig. 7. Distribution of patients in cohort 2 according to the ECOG scale in points at the time of inclusion in the study (%).

Download (56KB)
8. Fig. 8. Number of SARS-CoV-2 cases detected in patients in both cohorts (%).

Download (62KB)
9. Fig. 9. Number of autologous hematopoietic stem cell transplants performed (%) in cohort 1 patients with ECOG scores of 1 to 4.

Download (58KB)
10. Fig. 10. Number of autologous hematopoietic stem cell transplants performed (%) in cohort 2 patients with ECOG scores of 1 to 4.

Download (60KB)
11. Fig. 11. Survival rates of patients in cohort 1 (primary patients).

Download (82KB)
12. Fig. 12. Survival rates of patients in cohort 2 (pretreated patients).

Download (90KB)
13. Fig. 13. Survival of patients depending on the presence or absence of high-risk cytogenetic abnormalities.

Download (109KB)
14. Fig. 14. Survival rates of patients in cohort 1 with confirmed presence or absence of soft tissue components.

Download (108KB)

Copyright (c) 2022 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Alabyan Street, 13/1, Moscow, 127055, Russian Federation

Managing Editor:

  • Tel.: +7 (926) 905-41-26
  • E-mail: e.gorbacheva@ter-arkhiv.ru

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies