Clinical significance of serum levels of osteoproteherin and sclerostin in assessment of vascular calcification in chronic kidney disease stage 3–5

Cover Page

Cite item

Abstract

Aim. To clarify the mechanisms of the effect of osteoprotegerin (OPG) and sclerostin on vascular calcification and the state of the cardiovascular system in chronic kidney disease (CKD).

Materials and methods. A total of 110 patients aged 18 to 65 years with CKD stages 3–5D were examined. OPG, sclerostin, intact parathyroid hormone, and serum troponin I were determined using the commercial "Enzyme-linked Immunosorbent Assay Kit for Sclerostin" from Cloude-Clone Corp. (USA) by enzyme-linked immunosorbent assay.

Results. An increase in sclerostin and OPG levels was revealed, which significantly correlated with a decrease in glomerular filtration rate, as well as an increase in left ventricle myocardial mass index and peak systolic blood flow in the aortic arch.

Conclusion. Changes in the regulation of bone-mineral metabolism, in which the proteins inhibitors of bone metabolism, OPG and sclerostin, as well as the interactive interaction between the vascular and skeletal systems, play a decisive role in the development of lesions of the cardiovascular system caused by vascular calcification in CKD.

Full Text

Список сокращений

ГЛЖ – гипертрофия левого желудочка

ДИ – доверительный интервал

ИММЛЖ – индекс массы миокарда левого желудочка

иПТГ – интактный паратгормон

ОПГ – остеопротегерин

ОШ – отношение шансов

ПТГ – паратгормон

рСКФ – расчетная скорость клубочковой фильтрации

СКФ – скорость клубочковой фильтрации

ХБП – хроническая болезнь почек

ЩФ – щелочная фосфатаза

CKD-EPI (Chronic Kidney Disease Epidemiology Collaboration Formula) – формула для определения рСКФ

Vps (peak systolic velocity) – пиковая систолическая скорость кровотока в дуге аорты

Введение

Атеро- и артериосклеротические сосудистые изменения вносят значительный вклад в высокую летальность от сердечно-сосудистых осложнений пациентов с хронической болезнью почек (ХБП). Развитие ускоренного кальцифицирующего артериосклероза связывают с костно-сосудистой осью при ХБП, направленной на сложные взаимодействия между костью и сосудами, изменения в которых имеют схожие механизмы, позволяющие ингибиторам метаболизма костной ткани выступать в качестве потенциальных факторов риска сосудистой кальцификации [1]. В связи с этим в последние годы привлекают все большее внимание белки-регуляторы костного метаболизма, которые связывают с процессами остеобластной трансформации сосудов и их кальцификацией. К ним относятся остеопротегерин (ОПГ), фактор роста фибробластов-23 (Fibroblast Growth Factor-23), мембранный белок-цитокин RANKL (Receptor Activator of Nuclear Factor Kappa-B Ligand), склеростин и ряд других [2].

ОПГ – гликопротеин, традиционно участвующий в ремоделировании костной ткани, принадлежащий к суперсемейству рецепторов фактора некроза опухоли, который регулирует важные аспекты образования остеокластов/остеобластов [3]. Склеростин – растворимый ингибитор канонического пути передачи сигнала Wnt/β-катенин, участвующего в формировании кости, регуляции пролиферации и дифференцировки остеобластов. Сообщения, указывающие на связь склеростина и ОПГ с сосудистой кальцификацией, противоречивы [1, 4].

Цель исследования – уточнить механизмы и характер влияния ОПГ и склеростина на кальцификацию сосудов и состояние сердечно-сосудистой системы при ХБП.

Материалы и методы

Участники исследования

В исследование включили 110 пациентов в возрасте от 18 до 65 лет с ХБП С3–С5Д. Контрольную группу составили 15 здоровых лиц.

Методы измерения целевых показателей

Содержание ОПГ, паратгормона (ПТГ) и тропонина I в сыворотке крови определяли с использованием наборов «ELISA Kit» (Biomedica, Австрия) методом иммуноферментного анализа, склеростина – посредством количественного иммуноферментного анализа с использованием наборов «Enzyme-linked Immunosorbent Assay Kit for Sclerostin» (Cloude-Clone Corp., США).

Также определяли индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ). Гипертрофию левого желудочка (ГЛЖ) диагностировали при ИММЛЖ>115 г/м² для мужчин и >95 г/м² – для женщин. Методом дуплексного сканирования с применением эффекта Доплера исследовали пиковую систолическую скорость кровотока в дуге аорты (peak systolic velocity – Vps) для оценки характера гемодинамических изменений, свидетельствующих о состоянии стенки аорты, ее эластичности и величине просвета аорты.

Соответствие принципам этики

Проведение исследования одобрено Этическим комитетом ФГБОУ ВО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия» (протокол №7.7 от 30.11.2017). Одобрение и процедуру проведения протокола получали по принципам Хельсинкской конвенции. Все пациенты подписали письменное информированное согласие на участие в исследовании.

Статистический анализ

Статистическую обработку данных проводили с использованием программ Microsoft Office Excel 2010 (Microsoft, США) и SPSS v. 22.0 (SPSS Inc., США). Использовали методы стандартной описательной статистики: [медианы и интерквартильный размах], (средние значения ± стандартное отклонение) и частоты n (%). Кроме того, применяли корреляционный анализ (ранговый коэффициент корреляции Спирмена ρ), метод регрессионного анализа. Отношение шансов (ОШ) и 95% доверительный интервал [95% ДИ] рассчитаны для одно- и многофакторного анализа. Различия считали статистически значимыми при p<0,05.

Результаты

Клинические, биохимические и функциональные характеристики пациентов представлены в табл. 1.

 

Таблица 1. Основные клинические параметры пациентов с ХБП (n=110) и контрольной группы (n=15) на момент проведения обследования / Table 1. Main clinical parameters of patients with chronic kidney disease (n=110) and control group (n=15) at the time of the survey

Параметры

Пациенты, абс. (%)

Контрольная группа

p (для тренда)

Мужской пол, абс. (%)

65 (58,4)

9 (61,6)

0,069

Возраст, лет

42,0 (24,0–65,0)

41,0 (24,0–63,0)

0,286

Индекс массы тела, кг/м2

24,6 (14,2–48,6)

25,4 (24,2–31,2)

0,075

Сахарный диабет

30 (27,3)

Артериальная гипертензия

99 (90,1)

Среднее артериальное давление на момент обследования, мм рт. ст.

112±12

82±12

<0,001

ИММЛЖ, г/м2

138,2±11

112,5±12

<0,001

Фракция выброса, %

46,1±1,5

65,5±2,3

<0,001

Тропонин I, нг/мл

0,78±0,001

0,48±0,002

0,037

Vps, см/с

114,9±2,1

71,08±2,2

<0,001

Аналоги витамина D

42 (38)

Статины

33 (29,7)

Фосфатбиндеры

47 (36)

Антигипертензивные препараты

99 (90,1)

рСКФ CKD-EPI, мл/мин на 1,73 м2

37,1 (7,3–120,4)

84,0 (69,1–122,4)

<0,001

Стадии ХБП: С1/С2/С3А/С3Б/С4/С5, %

7,3/8,2/16,4/27,3/31,7/9,1

Кальций общий, ммоль/л

2,23 (1,52–2,82)

2,21 (1,44–2,61)

0,376

Гемоглобин, г/л

112 (84–158)

123 (121–149)

<0,01

Фосфор сывороточный, ммоль/л

1,08 (0,61–2,28)

0,8 (0,21–1,12)

<0,001

ЩФ, Ед/л

78,0 (37,4–181,0)

57,0 (45,5–70,0)

<0,001

иПТГ, пг/мл

46,0 (5,00–461,00)

25,0 (20,00–55,00)

<0,05

Склеростин, нг/мл

0,88 (0,27–3,09)

0,48 (0,21–0,98)

<0,001

ОПГ, пмоль/л

7,4 (1,9–25,8)

2,9 (0,8–6,4)

<0,001

 

Взаимосвязь параметров костно-минерального метаболизма со стадиями ХБП (табл. 2)

 

Таблица 2. Параметры костно-минерального метаболизма в группах пациентов, выделенных в зависимости от стадии ХБП (n=110) / Table 2. Parameters of bone and mineral metabolism in groups of patients, selected depending on the stage of chronic kidney disease (n=110)

Показатели

С1–С2 (n=18)

С3А (n=18)

С3Б (n=17)

С4 (n=33)

С5 (n=24)

p

Фосфор сывороточный, ммоль/л

0,92 (0,57–1,43)

1,19 (1,08–1,26)

1,26 (1,12–1,43)

1,28 (1,11–1,51)

1,63 (1,28–1,77)

<0,01

Кальций общий, ммоль/л

2,23±0,12

2,24±0,01

2,38±0,03

2,42±0,02

2,45±0,02

0,246

иПТГ, пг/мл

55,0 (25,0–67,0)

72,0 (44,6–91,3)

69,0 (32,9–112,7)

77,0 (47,5–125,4)

182,0 (97,5–534,3)

<0,05

ЩФ, Ед/л

66,0 (46,5–71,0)

76,0 (54,0–143,7)

89,6 (63,0–136,3)

114,0 (74,0–183,0)

125,0 (82,0–199,0)

<0,01

ОПГ, пмоль/л

5,22 (1,83–11,41)

6,2 (1,87–12,61)

7,61 [1, 98–24, 82]

8,40 (3,26–26,23)

9,76 (4,28–24,74)

<0,001

Склеростин, нг/мл

0,681 (0,341–1,245)

0,703 (0,251–1,944)

0,928 [0, 30–2, 211]

1,121 (0,375–2,642)

1,074 (0,573–3,045)

<0,01

 

Установлено статистически значимое повышение содержания фосфора (р<0,01), ПТГ (р<0,05) и активности сывороточной щелочной фосфатазы – ЩФ (р<0,01) по мере нарастания степени тяжести уремии. Уровень кальция не менялся. Зафиксировано увеличение концентрации ОПГ и склеростина во всех группах больных, наиболее выраженное – при С3–С5Д стадиях ХБП (р<0,01 и р<0,001 соответственно).

Взаимосвязь между параметрами сердечно-сосудистой системы (ИММЛЖ и Vps) и маркерами костного и минерального метаболизма

В зависимости от тяжести поражения, определяемой параметрами сердечно-сосудистой системы (ИММЛЖ и Vps), больных разделили на 2 группы: 1-я – с незначительными изменениями ИММЛЖ и Vps, 2-я – с умеренными и тяжелыми изменениями. Из 110 пациентов у 36 (32,7%) зарегистрирована относительно небольшая ГЛЖ, определенная по ИММЛЖ (в среднем <160 г/м²), и у 74 (67,3%) установлено повышение ИММЛЖ от умеренного до тяжелого (в среднем ≥160 г/м²; табл. 3). Из 110 пациентов у 36 (39,6%) имелось незначительное увеличение Vps (<100 м/с) и у 71 (78,1%) человека отмечено повышение Vps от умеренного до тяжелого (в среднем ≥100 м/с; табл. 4). Каждый биохимический показатель минерального метаболизма, связанный с ИММЛЖ (см. табл. 3) или Vps (см. табл. 4), был разделен на 3 части (тертиля): 1-й тертиль – умеренно выраженные изменения, 2-й тертиль – средневыраженные изменения, 3-й тертиль – высокий уровень изменений биохимических показателей.

 

Таблица 3. Взаимосвязь между маркерами костно-минерального метаболизма и ИММЛЖ / Table 3. The relationship between markers of bone and mineral metabolism and mass index of the myocardium of the left ventricle (LVMI)

Показатели

ИММЛЖ (n=110)

<160 г/м2 (n=36),

абс. (%)

≥160 г/м2 (n=74),

абс. (%)

ОШ [95% ДИ]

p

Кальций, ммоль/л

<2,21

10 (29,19)

23 (36,1)

1

0,51

2,21–2,26

17 (45,40)

26 (39,6)

0,69 [0, 37–1, 35]

 

≥2,26

9 (25,41)

15 (24,3)

0,94 [0, 52–1, 79]

 

Фосфор, моль/л

<0,86

8 (21,81)

26 (39,8)

1

0,38

0,86–1,25

19 (53,64)

20 (32,1)

0,67 [0, 37–1, 29]

 

≥1,25

9 (24,55)

18 (28,1)

0,69 [0, 35–1, 27]

 

ЩФ, Ед/л

<58

11 (30,92)

21 (33,2)

1,38 [0, 72–2, 54]

0,04

58–82

17 (46,36)

17 (26,9)

1

 

≥82

8 (22,72)

26 (39,9)

2,29 [1, 22–4, 35]

 

иПТГ, пг/мл

<35

13 (35,45)

17 (25,8)

1

0,05

35–99

15 (42,73)

22 (35,2)

1,19 [0, 64–2, 25]

 

≥99

8 (21,82)

25 (39,0)

2,17 [1, 13–4, 17]

 

ОПГ, пмоль/л

<6,37

18 (50,00)

14 (22,0)

1

0,0001

6,37–9,26

12 (32,73)

23 (35,7)

2,53 [1, 34–4, 81]

 

≥9,26

6 (17,27)

27 (42,3)

5,73 [2, 88–11, 4]

 

ОПГ (медиана), пмоль/л

6,15 (1,79–21,55)

8,54 (1,96–24,39)

1,22 [2, 11–1, 41]

0,0001

Склеростин, нг/мл

<0,88

18 (51,82)

15 (24,2)

1

0,0001

0,88–1,147

11 (28,18)

24 (36,6)

2,63 [1, 37–5, 02]

 

≥1,147

7 (20,00)

25 (39,2)

3,76 [1, 94–7, 32]

 

Склеростин (медиана), нг/мл

0,82 (0,33–3,31)

1,07 (0,38–3,01)

4,27 [2, 11–8, 16]

0,0002

Примечание. Здесь и в табл. 4: использован метод регрессионного анализа с определением ОШ и [95% ДИ].

 

Таблица 4. Взаимосвязь между маркерами костно-минерального метаболизма и показателями Vps (n=110) / Table 4. Relationship between markers of bone-mineral metabolism and indices of Vps (n=110)

Показатели

Vps (n=110)

Vps<100 см/с (n=39),

абс. (%)

Vps≥100 см/с (n=71),

абс. (%)

ОШ [95% ДИ]

p

Кальций, ммоль/л

<2,21

11 (28,07)

21 (29,02)

1

0,52

2,21–2,26

17 (44,35)

31 (44,25)

0,63 [0, 35–1, 37]

 

≥2,26

11 (27,58)

19 (26,73)

0,89 [0, 51–1, 69]

 

Фосфор, моль/л

<0,86

9 (22,76)

15 (21,28)

1

0,03

0,86–1,25

21 (54,32)

36 (50,32)

0,64 [0, 39–1, 31]

 

≥1,25

9 (22,92)

20 (28,40)

0,68 [0, 33–1, 29]

 

ЩФ, Ед/л

<58

13 (32,84)

20 (27,84)

1,36 [0, 69–2, 49]

 

58–82

16 (41,22)

25 (35,26)

1

0,04

≥82

10 (25,94)

26 (36,90)

2,38 [1, 34–4, 76]

 

иПТГ, пг/мл

<35

12 (31,76)

22 (31,44)

1

0,05

35–99

16 (41,92)

26 (36,52)

1,21 [0, 66–2, 24]

 

≥99

11 (26,32)

23 (32,04)

2,39 [1, 25–4, 46]

 

ОПГ, пмоль/л

<6,37

20 (53,24)

23 (31,98)

1

0,0001

6,37–9,26

14 (35,01)

20 (27,73)

2,41 [1, 39–4, 62]

 

≥9,26

5 (11,75)

28 (40,29)

4,71 [2, 64–12, 3]

 

ОПГ (медиана), пмоль/л

6,15 (1,79–21,55)

8,54 (1,96–24,39)

1,22 [1, 14–1, 33]

0,0001

Склеростин, нг/мл

<0,88

21 (54,21)

26 (35,93)

1

0,0001

0,88–1,147

11 (28,13)

17 (24,02)

2,59 [1, 46–4, 14]

 

≥1,147

7 (17,66)

28 (40,05)

3,84 [1, 88–6, 29]

 

Склеростин (медиана), нг/мл

0,82 (0,33–3,31)

1,07 (0,38–3,01)

4,27 [2, 11–8, 16]

0,0002

 

Высокий уровень ИММЛЖ связан с повышенным содержанием ЩФ, ОПГ и склеростина, а также он оказался статистически значимо связан с наиболее высокой концентрацией интактного ПТГ – иПТГ (≥99 пг/мл). Медиана ОПГ и склеростина в группе больных с выраженными и тяжелыми изменениями ИММЛЖ значительно отличалась от таковой в группе с умеренными изменениями ИММЛЖ (p=0,0001 и p=0,0002 соответственно).

В табл. 4 представлены взаимосвязи между биологическими маркерами минерально-костного обмена и Vps.

В отличие от низкого уровня показателя Vps, его повышение оказалось связано с высокими значениями ЩФ, ОПГ и склеростина. Наличие высокого уровня Vps также достоверно связано с наиболее высокой концентрацией иПТГ (≥99 пг/мл). Медиана ОПГ и склеростина в группе больных с выраженными и тяжелыми изменениями Vps значительно отличалась от таковой в группе с умеренными изменениями Vps (p=0,0001 и p=0,0002 соответственно).

ОПГ и склеростин как партнеры в процессах минерального обмена

При рассмотрении величин расчетной скорости клубочковой фильтрации (рСКФ), ИММЛЖ, Vps, ОПГ и склеростина установлено, что снижение почечной функции статистически значимо связано с увеличением содержания ОПГ и склеростина при их высоких сывороточных концентрациях (в объединенных группах 2 и 3-го тертиля – ρ=-0,44; p<0,0001 и ρ=-0,46; p<0,0001 для ОПГ и склеростина соответственно). Последние, в свою очередь, ассоциированы с увеличением ИММЛЖ (ρ=0,39; p<0,0001 для ОПГ и ρ=0,32; p=0,0005 для склеростина) и возрастанием Vps (ρ=0,31; p<0,0005 для ОПГ и ρ=0,34; p=0,0005 для склеростина). На рис. 1, 2 графически представлены значимые положительные корреляции уровней ОПГ и склеростина с ИММЛЖ в группе пациентов в целом (n=110). Аналогичные, но менее сильные связи получены при оценке корреляций между концентрациями склеростина и ОПГ с Vps также в группе пациентов в целом. Принимая во внимание потенциальные связи маркеров минерального метаболизма между собой, мы выяснили, что ОПГ положительно коррелировал со склеростином (ρ=0,23; p=0,0364) и отрицательно – с иПТГ (ρ=-0,13; p=0,0381). У 65% пациентов содержание иПТГ оказалось ниже или находилось в пределах нормальных значений (референсный диапазон 20–65 пг/мл).

 

Рис. 1. Корреляции между уровнем ОПГ сыворотки крови и ИММЛЖ в группе пациентов в целом (n=110). Определена сильная прямая связь, нарастающая по мере роста концентрации ОПГ и величины ИММЛЖ (анализ по Спирмену). / Fig. 1. Correlation between serum osteoprotegerin (OPG) and LVMI in the patient group as a whole (n=110). A strong direct relationship was revealed that grows with an increase in the concentration of OPG and the value of LVMI (Spearman analysis).

 

Рис. 2. Корреляции между уровнем склеростина и ИММЛЖ в группе пациентов в целом (n=110). Установленная прямая связь высокодостоверна, но менее выражена, чем зависимость между ОПГ и ИММЛЖ (анализ по Спирмену). / Fig. 2. Correlations between sclerostin level and LVMI in the patient group as a whole (n=110). The revealed direct relationship is highly reliable, but less pronounced than the dependence of OPG and LVMI (Spearman analysis).

 

Обсуждение

Нами проанализирована взаимосвязь между сывороточными белками-ингибиторами метаболизма костной ткани ОПГ и склеростином и параметрами сердечно-сосудистой системы ИММЛЖ и Vps у больных с ХБП, развитие изменений в которых тесно связано с кальцификацией сосудов, в особенности на поздних стадиях заболевания. Подтверждено значительное увеличение концентрации ОПГ и склеростина по мере снижения СКФ. Кроме того, обнаружена сильная и независимая связь обоих белков с увеличением ИММЛЖ и Vps. Увеличение показателя Vps свидетельствует о значительном снижении эластичности стенки аорты, уменьшении ее просвета и увеличении толщины стенки аорты. И, что представляется наиболее важным, наше исследование, возможно, впервые (по меньшей мере в России), показало суммарные эффекты ассоциации ОПГ и склеростина в кальцификации сосудов у пациентов без каких-либо выраженных биологических признаков низкого или высокого метаболизма костной ткани, определяемых с помощью уровня ПТГ, фосфора, кальция или активности ЩФ [5]. Повышение содержания ОПГ и склеростина с прогрессированием почечной недостаточности описано в ряде исследований [3, 6]. Ранее мы сообщали о сильной обратной связи между ОПГ и функцией почек [7]. Наши последние результаты согласуются с данными исследований E. Stavrinou [8] и K. Claes [9] и соавт., установивших, что у пациентов с додиализными стадиями ХБП уровни склеростина повышаются по мере уменьшения СКФ; СКФ, пол и фосфат сыворотки являются основными детерминантами уровня склеростина. В то же время D. Cejka и соавт. предполагали, что избыточное накопление склеростина в сыворотке крови, коррелирующее со снижением функции почек, не связано с задержкой его почками, а скорее является следствием повышенной продукции остеоцитами, механизмы которой пока неизвестны [10]. Высказано предположение, что повышенная концентрация склеростина может быть связана с ПТГ при ХБП, диабете или первичном гиперпаратиреозе [2, 5]. Однако в исследованиях S. Pelletier [11] и S. Thambiah [12] и соавт. не наблюдалось какой-либо значимой корреляции между ПТГ и склеростином. В нашем исследовании этот эффект мог быть завуалирован низким уровнем ПТГ, наблюдаемым либо в контексте ранних стадий ХБП, либо из-за чрезмерного подавления ПТГ витамином D на поздних стадиях. Другим объяснением могут послужить ПТГ-независимые механизмы регуляции склеростина.

В ряде исследований показана ассоциация между высоким содержанием ОПГ и кальцификацией коронарных артерий при ХБП у пациентов на гемодиализе [2, 3]. Сообщалось также о связях высоких концентраций склеростина с кальцификацией аорты, аномальной толщиной интима– медиа артерий и каротидными бляшками у мужчин с сахарным диабетом 2-го типа и с кальцификацией аорты у женщин в постменопаузе [4, 5]. В то же время у пациентов с ХБП взаимосвязи между склеростином и сосудистой кальцификацией выглядят более противоречивыми. Так, K. Claes и соавт. обнаружили высокие уровни склеростина, положительно коррелирующие со снижением СКФ у пациентов с кальцификацией аорты в преддиализной стадии ХБП [9]. Однако в многомерном анализе установленная прямая связь стала обратной. У пациентов на гемодиализе высокая концентрация склеростина сыворотки крови была связана со степенью кальцификации аортального клапана. Однако те же авторы не смогли подтвердить какие- либо положительные корреляции уровня склеростина с кальцификацией коронарных артерий, выявляемой в других исследованиях [4, 5, 9].

Одним из основных и относительно новых результатов настоящей работы является подтвержденный независимый и потенциально аддитивный эффект ингибиторов обновления костной ткани ОПГ и склеростина в развитии характерных для ХБП обусловленных кальцификацией сосудов ГЛЖ и изменений в аорте при низком и нормальном уровне иПТГ. Небольшой суммарный эффект двух маркеров костного метаболизма на сердце и сосуды позволяет предполагать, что как антианаболические, так и антикатаболические костные факторы могут «кооперироваться», увеличивая риск сосудистой кальцификации, несмотря на их перекрывающийся биологический эффект. Эта гипотеза дополнительно подтверждается корреляциями с использованием анализа Спирмена, которые ясно иллюстрируют участие уремии в повышении уровня ОПГ и склеростина, что, в свою очередь, приводит к кальцификации сосудов, а также тем, что среди всех представленных нами биомаркеров только высокий уровень ОПГ и повышенная концентрация склеростина прочно связаны с кальцификацией и поражением сердца и сосудов. В связи с этим представляется, что возможно предотвращение кальцификации сосудов через модуляцию одного или обоих исследуемых белков-ингибиторов костного обновления.

Заключение

Изменения в регуляции костно-минерального метаболизма, в котором участвуют белки-ингибиторы костного обновления ОПГ и склеростин, а также интерактивное взаимодействие между сосудистой и скелетной системами играют решающую роль в развитии поражений сердечно-сосудистой системы, обусловленных сосудистой кальцификацией при ХБП. Вопрос о том, будет ли ингибирование чрезмерных концентраций блокаторов костного метаболизма ОПГ и склеростина (например, с использованием антител к склеростину) защищать от сосудистой кальцификации и/или потери костной массы, необходимо дополнительно изучать в проспективных клинических исследованиях.

Раскрытие интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Disclosure of interest. The authors declare that they have no competing interests.

Вклад авторов. Авторы декларируют соответствие своего авторства международным критериям ICMJE.

Authors’ contribution. The authors declare the compliance of their authorship according to the international ICMJE criteria.

Источник финансирования. Авторы декларируют отсутствие внешнего финансирования для проведения исследования и публикации статьи.

Funding source. The authors declare that there is no external funding for the exploration and analysis work.

Соответствие принципам этики. Проведение исследования одобрено Этическим комитетом ФГБОУ ВО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия» (протокол №7.7 от 30.11.2017). Одобрение и процедуру проведения протокола получали по принципам Хельсинкской конвенции. Все пациенты подписали письменное информированное согласие на участие в исследовании.

Ethics approval. The study was approved by the local ethics committee of North Ossetian State Medical Academy, Vladikavkaz, Russia, Protocol No. 7.7, 30.11.2017. The approval and procedure for the protocol were obtained in accordance with the principles of the Helsinki Convention. All patients signed a written informed consent to participate in the study.

×

About the authors

Fatima U. Dzgoeva

North Ossetian State Medical Academy

Author for correspondence.
Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-7314-9063

д-р мед. наук, проф. каф. внутренних болезней №5

Russian Federation, Vladikavkaz

Oleg V. Remizov

North Ossetian State Medical Academy

Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4175-5365

д-р мед. наук, проф. каф. лучевой диагностики с лучевой терапией и онкологией

Russian Federation, Vladikavkaz

Victoria Kh. Botcieva

North Ossetian State Medical Academy

Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-0539-8666

аспирант каф. биохимии

Russian Federation, Vladikavkaz

Victoria G. Goloeva

North Ossetian State Medical Academy

Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5310-889X

аспирант каф. внутренних болезней №5

Russian Federation, Vladikavkaz

Nina G. Malakhova

North Ossetian State Medical Academy

Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5564-9948

аспирант каф. акушерства и гинекологии №1

Russian Federation, Vladikavkaz

Zarina R. Ikoeva

North Ossetian State Medical Academy

Email: fdzgoeva@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-4183-2335

аспирант каф. внутренних болезней №5

Russian Federation, Vladikavkaz

References

  1. Pereira L, Frazão JM. The bone-vessel axis in chronic kidney disease: An update on biochemical players and its future role in laboratory medicine. Clin Chim Acta. 2020;508:221-27. doi: 10.1016/j.cca.2020.05.023
  2. Sieklucka B, Domaniewski T, Zieminska M, et al. Сorrelation between OPG/RANKL/RANK axis, vitaminD status, PTH and vascular calcification in the adenin-indused model of chronic kidney Disease. Nephrol Dial Transplant. 2020;35(Suppl. 3):gfaa142.P0690. doi: 10.1093/ndt/gfaa142.P0690
  3. Rochette L, Meloux A, Rigal E, et al. The Role of Osteoprotegerin in Vascular Calcification and Bone Metabolism: The Basis for Developing New Therapeutics. Calcif Tissue Int. 2019;105(3):239-51. doi: 10.1007/s00223-019-00573-6
  4. Drechsler C, Evenepoel P, Vervloet MG, et al. NECOSAD Study Group. High levels of circulating sclerostin are associated with better cardiovascular survival in incident dialysis patients: results from the NECOSAD study. Nephrol Dial Transplant. 2015;30(2):288-93. doi: 10.1093/ndt/gfu301
  5. Palmer SC, Teixeira-Pinto A, Saglimbene V, et al. Association of Drug Effects on Serum Parathyroid Hormone, Phosphorus, and Calcium Levels With Mortality in CKD: A Meta-analysis. Am J Kidney Dis. 2015;66(6):962-71. doi: 10.1053/j.ajkd.2015.03.036
  6. Wu J, Li X, Gao F, et al. Osteoprotegerin SNP associations with coronary artery disease and ischemic stroke risk: a meta-analysis. Biosci Rep. 2020;40(10):BSR20202156. doi: 10.1042/BSR20202156
  7. Дзгоева Ф.У., Сопоев М.Ю., Саламова Э.Э., и др. Остеопротегерин и RANKL: роль в развитии сердечно-сосудистых осложнений у больных с терминальной стадией почечной недостаточности, получающих гемодиализ. Нефрология. 2017;21(5):28-35 [Dzgoeva FU, Sopoev MYu, Salamova EE, et al. Osteoprotegerin and RANKL: a role in the development of cardiovascular complications in patients with terminal stage of renal failure receiving hemodialysis. Nephrology (Saint-Petersburg). 2017;21(5):28-35 (in Russian)]. doi: 10.24884/1561-6274-2017-21-5-28-35
  8. Stavrinou E, Sarafidis PA, Koumaras C, et al. Increased Sclerostin, but Not Dickkopf-1 Protein, Is Associated with Elevated Pulse Wave Velocity in Hemodialysis Subjects. Kidney Blood Press Res. 2019; 44(4):679-89. doi: 10.1159/000501205
  9. Claes KJ, Viaene L, Heye S, et al. Sclerostin: another vascular calcification inhibitor? J Clin Endocrinol Metab. 2013;98:3221-8. doi: 10.1210/jc.2013-1521
  10. Cejka D, Herberth J, Branscum AJ, et al. Sclerostin and Dickkopf-1 in renal osteodystrophy. Clin J Am Soc Nephrol. 2011;6(4):877-82. doi: 10.2215/CJN.06550810
  11. Pelletier S, Dubourg L, Carlier MC, et al. The relation between renal function and serum sclerostin in adult patients with CKD. Clin J Am Soc Nephrol. 2013;8(5):819-23. doi: 10.2215/CJN.07670712
  12. Thambiah S, Roplekar R, Manghat P, et al. Circulating sclerostin and Dickkopf-1 (DKK1) in predialysis chronic kidney disease (CKD): relationship with bone density and arterial stiffness. Calcif Tissue Int. 2012;90(6):473-80. doi: 10.1007/s00223-012-9595-4

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Correlation between serum osteoprotegerin (OPG) and LVMI in the patient group as a whole (n=110). A strong direct relationship was revealed that grows with an increase in the concentration of OPG and the value of LVMI (Spearman analysis).

Download (127KB)
2. Fig. 2. Correlations between sclerostin level and LVMI in the patient group as a whole (n=110). The revealed direct relationship is highly reliable, but less pronounced than the dependence of OPG and LVMI (Spearman analysis).

Download (99KB)

Copyright (c) 2022 Dzgoeva F.U., Remizov O.V., Botcieva V.K., Goloeva V.G., Malakhova N.G., Ikoeva Z.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Alabyan Street, 13/1, Moscow, 127055, Russian Federation

Managing Editor:

  • Tel.: +7 (926) 905-41-26
  • E-mail: e.gorbacheva@ter-arkhiv.ru

 

© 2018-2021 "Consilium Medicum" Publishing house


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies