Thrombotic microangiopathy in rheumatology: a link between thrombosis and autoimmunity

Cover Page
  • Authors: Nasonov E.L.1,2, Reshetnyak T.M.1,3, Alekberova Z.S.1
  • Affiliations:
    1. ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой»
    2. ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)
    3. ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России
  • Issue: Vol 92, No 5 (2020)
  • Pages: 4-14
  • Section: Clinical notes
  • URL: https://ter-arkhiv.ru/0040-3660/article/view/34518
  • DOI: https://doi.org/10.26442/00403660.2020.05.000697
  • Cite item

Abstract


Uncontrolled hypercoagulation and inflammation (“thromboinflammation”), which are both independent and closely related and amplifying each other pathological processes, form the basis for pathogenesis of a wide range of diseases and complications, including immuno-inflammatory (autoimmune) rheumatic diseases, with the development of potentially fatal injuries of internal organs. Thrombotic microangiopathy is one of the most prominent prototypes of “thromboinflammatory” pathological conditions. The close link between environmental factors, hemostasis genetic defects and the complement system, inflammation and autoimmunity as pathogenetic mechanisms of microthrombosis draws particular attention to studying thrombotic microangiopathy in immuno-inflammatory rheumatic diseases, primarily systemic lupus erythematosus, antiphospholipid syndrome and scleroderma renal crisis. In future, these studies may be important for expanding the idea of the role of autoimmune mechanisms in pathogenesis of “critical” hemostasis disorders in human diseases, and for developing new approaches to therapy. Recently, special attention has been paid to the treatment of systemic lupus erythematosus and antiphospholipid syndrome with eculizumab, which is humanized monoclonal IgG2/4k antibody that blocks the complement component C5a and the membrane attack complex (C5b-9) formation, and which is registered for the treatment of atypical hemolytic uremic syndrome, paroxysmal nocturnal hemoglobinuria, as well as severe forms of myasthenia gravis and neuromyelitis optica. Further studies in this direction will create prerequisites for improving the prognosis not only in patients with orphan disorders, but also for widespread human diseases.


Full Text

АСК – ацетилсалициловая кислота

аутоАТ – аутоантитела

аФЛ – антифосфолипидные антитела

АФС – антифосфолипидный синдром

ВИГ – внутривенный иммуноглобулин

ВН – волчаночный нефрит

ГК – глюкокортикоиды

ГН – гломерулонефрит

ГУС – гемолитико-уремический синдром

ГХ – гидроксихлорохин

ИВРЗ – иммуновоспалительные ревматические заболевания

ИК – иммунные комплексы

КАФС – катастрофический антифосфолипидный синдром

МАГА – микроангиопатическая гемолитическая анемия

МФМ – микофенолата мофетил

ОПН – острая почечная недостаточность

ПО – плазмообмен

РТМ – ритуксимаб

СКВ – системная красная волчанка

ТМА – тромботическая микроангиопатия

ТТП – тромботическая тромбоцитопеническая пурпура

ЦФ – циклофосфамид

ЭК – эндотелиальные клетки

ADAMTS13 (a disintegrin and metalloproteinase with a thrombospondin type 1 motif, member 13) – металлопротеиназа

Ig – иммуноглобулин

 

Координированная активация систем иммунитета и гемостаза, составляющая основу защиты организма от инфекций и повреждения тканей, включает каскад комплексных биологических процессов, основными компонентами которых являются тромбоциты, различные субпопуляции «иммунных» клеток, эндотелиальные клетки (ЭК) сосудов, синтезирующие чрезвычайно широкий спектр циркулирующих медиаторов, регулирующих свертывание крови, иммунный ответ и воспаление [1–3]. В то же время неконтролируемые гиперкоагуляция и воспаление («тромбовоспаление» – thromboinflammation), представляющие собой независимые, но тесно связанные и амплифицирующие друг друга патологические процессы [4], составляют основу патогенеза широкого спектра заболеваний и их осложнений, в том числе при иммуновоспалительных (аутоиммунных) ревматических заболеваниях (ИВРЗ) [5], с развитием потенциально смертельных повреждений внутренних органов.

Одним из ярких прототипов «тромбовоспалительных» патологических состояний является тромботическая микроангиопатия (ТМА) – гетерогенная группа тяжелых, потенциально смертельных болезней, характеризующихся повреждением ЭК и развитием микро- и макрососудистого тромбоза [6–9]. К ведущим клиническим проявлениям ТМА относятся микроангиопатическая гемолитическая анемия (МАГА), тромбоцитопения, системное поражение внутренних органов, в первую очередь почек, с развитием острой почечной недостаточности (ОПН), и центральной нервной системы. Выделяют 2 основных типа ТМА: тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТП) и гемолитико-уремический синдром (ГУС), который, в свою очередь, подразделяется на «типичный», «атипичный» и «вторичный» субтипы [10, 11]. Материалы, касающиеся спектра клинических проявлений, течения, прогноза, патогенетических механизмов и подходов к терапии ТМА, представлены в серии обзоров [6–8, 10, 11] и суммированы в табл. 1. Напомним, что кардинальным патогенетическим механизмом ТТП является врожденное или приобретенное (связанное с синтезом аутоантител – аутоАТ) ослабление функциональной активности металлопротеиназы ADAMTS13 (a disintegrin and metalloproteinase with a thrombospondin type 1 motif, member 13), участвующей в разрушении мультимерного «ультракрупного» фактора фон Виллебранда, который в «нативном» состоянии аккумулируется на мембране ЭК, что, в свою очередь, приводит к образованию богатых тромбоцитами тромбов [12]. В то же время патогенез ГУС связан с патологией классического и альтернативного пути активации системы комплемента [13].

Существование тесной взаимосвязи между факторами внешней среды, генетическими дефектами свертывания крови и компонентов комплемента, воспалением и аутоиммунитетом в качестве патогенетических механизмов микротромбоза привлекает особое внимание к изучению ТМА при ИВРЗ, в первую очередь системной красной волчанке (СКВ), антифосфолипидном синдроме (АФС) [14, 15] и склеродермическом почечном кризе [16, 17]. Углубленные исследования этих заболеваний в перспективе могут иметь значение для расширения представлений о роли аутоиммунных механизмов патогенеза «критических» нарушений гемостаза в развитии заболеваний человека, разработки новых подходов к терапии [18–21] и позволяют обсуждать существование «аутоиммунного» субтипа ТМА (см. табл. 1).

 

Таблица 1. Формы ТМА [6–8]

Патология

ТТП

Врожденный (типичный) ГУС (Upshaw-Schulman)

Атипичный (комплемент-зависимый) ГУС

Вторичный ГУС

Аутоиммунная ТМА

Частота

1 случай/1 млн ежегодно

2 случая/100 тыс. ежегодно

2 случая/1 млн ежегодно

Зависит от частоты основных заболеваний

СКВ: 8–15% (биопсия)

Возраст

Взрослый (приобретенная)

Дети младше 5 лет

В любом возрасте

В любом возрасте

 
     

КАПС: >14%

     

В любом возрасте

     

Склеродермический почечный кризис: 10%

Механизм

Дефицит ADAMTS13:

Кишечная инфекция (Escherichia coli, Shigella)

Гетерозиготная мутация генов альтернативного пути активации комплемента (CFH, CFI, CD46, C3, CFB) – 90%

Лекарственные препараты

Синтез антиядерных антител и/или аФЛ (анти-β2-ГПI), образование ИК, ведущих к активации комплемента

 

– наследственный 10%

Shiga-токсин-опосредованное повреждение ЭК, тромбоцитов, эритроцитов

Синтез аутоАТ к факторам комплемента (10%)

После трансплантации костного мозга и органов

 
 

– приобретенный (аутоАТ к ADAMTS13) 90%

 

Неконтролируемое формирование терминальных компонентов активации комплемента (С5а; С5b-9), ведет к повреждению ЭК, тромбоцитов, эритроцитов

Злокачественные новообразования

 
 

Нарушение расщепления мультимера фактора Виллебранда, ведущее к активации тромбоцитов

 

Обострение

Сепсис

 
    

Беременность

 
    

Другие

 

Лабораторная диагностика

ADAMTS13<5%, обычно обнаруживается ингибитор

Дефицит ADAMTS13; аутосомно-рецессивный

ADAMTS13 в норме; активация альтернативного пути комплемента; антитела к фактору Н; мутации: фактор Н, мембранный кофакторный белок, фактор I, С3

 

АНА, аФЛ, снижение ADAMTS13 (ТТП)

Триггерные факторы

?

?

Инфекции

?

Инфекции, беременность, хирургические операции

Симптомы

     

Тромбоцитопения

Тяжелая (<30 000)

Умеренная (>40 000)

Умеренная (>40 000)

Варьирует

Умеренная

Активация комплемента

Нет

+

+++

++

++

Поражение почек

Умеренное

Может быть тяжелое (50%)

Может быть тяжелое

Варьирует

Может быть тяжелым

Другие органные проявления

Часто: неврологические 60%

Частота: неврологические (40%), ЖКТ (диарея, абдоминальные боли)

Нечасто: неврологические (20%), злокачественная гипертезия

Варьирует

Артериальные и венозные тромбозы, акушерская патология, нефрит

Лечение

ПО

    
 

ПО, экулизумаб

ПО, экулизумаб

ПО, экулизумаб

Прямые антикоагулянты, ГК, ЦФ, ПО, ВИГ, РТМ, ингибиторы комплемента (экулизумаб)

 
 

Иммуносупрессия: ГК, РТМ

    

Прогноз

Летальность 10–20%

Летальность: <5%

Зависит от характера мутаций:

Варьирует

Варьирует

  

Спонтанное выздоровление 85% в течение 1–2 нед

Фактор В комплемента – неблагоприятный

  
  

30% длительно сохраняющееся нарушение функции почек

Мембранный кофакторный белок – благоприятный

  
   

80% длительно сохраняющееся нарушение функции почек

  

Примечание. C5b-9 – растворимые терминальные комплексы комплемента, анти-β2-ГПI – антитела к β2-гликопротеину I, ЖКТ – желудочно-кишечный тракт.

 

СКВ – системное аутоиммунное ревматическое заболевание неизвестной этиологии, характеризующееся гиперпродукцией органонеспецифических аутоАТ к различным компонентам клеточного ядра и развитием иммуновоспалительного повреждения внутренних органов [22, 23]. ТМА при СКВ рассматривается как редкий патогенетически гетерогенный синдром, связанный как с классическими механизмами, которые характерны для ТМА, – дефицит ADAMTS3 [24, 25], патология системы комплемента [13, 26], так и аутоиммунными нарушениями – синтез антиядерных аутоАТ и антифосфолипидных антител (аФЛ), ассоциирующихся с развитием АФС [26–34]. Напомним, что АФС, характеризующийся развитием рецидивирующих тромбозов сосудов различной локализации и калибра, акушерской патологией (рецидивирующие потери плода), условно подразделяется на «вторичный», ассоциирующийся с СКВ, «первичный», не связанный с каким-либо ведущим заболеванием, и катастрофический (КАФС), который клинически наиболее близок к ТМА [35–39].

Cпектр клинических форм ТМА при СКВ представлен в материалах французского многоцентрового ретроспективного исследования, включающего 60 пациентов [23]. Диагноз ТМА ставился при наличии МАГА и тромбоцитопении или обнаружении морфологических признаков ТМА при исследовании биопсийного материала. Средний возраст пациентов – 24 года, соотношение женщин к мужчинам 14:1, у 24 (35,8%) пациентов была «педиатрическая» форма СКВ. В клинической картине СКВ преобладали острое поражение кожи (71%), артрит (53%), плеврит (19%), перикардит (37%), поражение почек (57%), проявляющееся в большинстве случаев гломерулонефритом (ГН) IV класса, аутоиммунная цитопения (32%). «Триггерными» факторами были обострение СКВ, инфекции, беременность, прерывание лечения основного заболевания. Среди 60 пациентов у 26 имела место ТТП, 26 – ТТП в сочетании с ГН, 12 – «микроангиопатический» АФС, 3 – HELLP-синдром (hemolysis, elevated liver enzymes, and a low platelet count) и у 1 – ТМА, связанная с синтезом аутоАТ к фактору H. Примечательно, что прогрессирование почечной недостаточности реже имело место у больных СКВ с ТТП на фоне снижения активности ADAMTS13 и тромбоцитопении, чем при ТМА в сочетании с ГН. В другом исследовании проанализированы клинические особенности и прогноз у пациентов с CКВ с ТМА в зависимости от обнаружения аутоАТ к ADAMTS13 [25]. Оказалось, что у пациентов, позитивных по аутоАТ к ADAMTS13, выявляются выраженный дефицит его активности, тяжелая тромбоцитопения, поражение центральной нервной системы и хороший эффект «стандартной» терапии, в то время как у пациентов с нормальной активностью ADAMTS13 отмечались гипокомплементемия, поражение почек и резистентность к лечению.

Охарактеризован субтип ТМА при СКВ и АФС, связанный с аутоантитело-опосредованной активацией системы комплемента [40–44]. Напомним, что аутоАТ к нуклеиновым кислотам и аФЛ, принимающие участие в иммунопатогенезе СКВ и АФС соответственно, напрямую или посредством образования иммунных комплексов (ИК) обладают способностью активировать альтернативный и классический путь системы комплемента с образованием биологически активных фрагментов: анафилотоксины (С3а, C4а, С5а) и мембраноатакующий комплекс – С5b-C9, – вызывающих развитие воспаления и деструкцию клеток-мишеней. Примером антитело-зависимых и ИК-опосредованных заболеваний, патогенетически связанных с активацией системы комплемента, является волчаночный нефрит (ВН) [45], при котором развитие ТМА ассоциируется с неблагоприятным прогнозом и риском развития обострений на фоне терапии [46].

Наряду с ВН активация комплемента играет фундаментальную роль в развитии АФС и особенно КАФС [15, 45, 46]. Следует напомнить, что КАФС представляет собой редкое (1%) «критическое» патологическое состояние, характеризующееся внутрисосудистым тромбозом преимущественно мелких сосудов, кровоснабжающих три и более органа и системы, развитие которого наиболее часто (60%) наблюдается при первичном АФС, но может иметь место при СКВ (30%), волчаночноподобных (4%) и других заболеваниях (менее 6%). К характерным проявлениям КАФС относятся тромбоцитопения, МАГА, шистоцитоз, диссеминированная внутрисосудистая коагуляция. В спектре органных клинических проявлений, связанных с микротромбозом, преобладает поражение почек (73%), легких (60%), мозга (56%), сердца (50%) и кожи (47%). Имеются данные о том, что развитие ТМА при КАФС (как и при ВН) ассоциируется с недостаточной эффективностью терапии и риском обострений [45].

В настоящее время для лечения «ТМА-подобного» варианта ВН и КАФС используется широкий спектр методов «интенсивной» антикоагулянтной и иммуносупрессивной терапии, включающих комбинацию прямых антикоагулянтов, высоких доз глюкокортикоидов (ГК), в том числе пульс-терапию, циклофосфамид (ЦФ), плазмообмен (ПО), внутривенный иммуноглобулин (ВИГ) [46, 47]. Имеются данные об эффективности моноклональных антител к CD20 В-клеткам, ритуксимаба (РТМ), особенно у пациентов с КАФС на фоне СКВ [48–52]. Примечательно, что РТМ зарекомендовал себя как эффективный препарат для индукционной, адъювантной и поддерживающей терапии ТТП [53–55], однако при прерывании лечения нередко развиваются обострения. В целом, несмотря на улучшение прогноза, использующиеся в настоящее время методы терапии во многих случаях не позволяют эффективно контролировать прогрессирование патологического процесса при этих заболеваниях.

Все это привлекло внимание к применению для лечения СКВ и АФС препарата экулизумаб (Солирис, Alexion, США), представляющего собой гуманизированные моноклональные IgG2/4k-антитела, блокирующие С5а-компонент комплемента и образование мембраноатакующего комплекса [56]. В настоящее время экулизумаб официально зарегистрирован для лечения атипичного ГУС, пароксизмальной ночной гемоглобинурии [57], а также тяжелых форм миастении [58] и оптического нейромиелита [59].

В последние годы накапливаются материалы, свидетельствующие о перспективах применения экулизумаба при СКВ (табл. 2) [26] и АФС [26, 60] (табл. 3), однако в отсутствие контролируемых исследований истинное терапевтическое место экулизумаба при этих заболеваниях неясно. Это касается показаний к его назначению, мониторинга, оптимальных схем терапии, в первую очередь поддерживающей, поскольку у пациентов с СКВ и АФС высок риск развития обострений. Например, у пациентов с атипичным ГУС, у которых имеют место генетические мутации комплемента, нередко необходима пожизненная терапия [57, 82], хотя имеются сообщения об успешной отмене экулизумаба через 3–6 мес после достижения клинической ремиссии [82]. Кроме того, широкое внедрение препарата в клиническую практику сдерживает чрезвычайно высокая стоимость лечения, поскольку экулизумаб относится к числу наиболее дорогостоящих генно-инженерных биологических препаратов. Можно надеяться, что разработка отечественного биоаналога экулизумаба (Элизария, АО «Генериум») сделает применение этого препарата более доступным для клинической практики.

 

Таблица 2. Применение экулизумаба при СКВ

Автор

Характеристика

Предшествующая терапия

Лечение экулизумабом

Эффективность

M. Park и соавт. [40]

11 пациентов (9Ж/2М)

ГК, иммунотерапия (?)

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед

Стабилизация гематологических показателей

ВН, гемолитическая анемия, острое повреждение почек, ТМА при биопсии

   

N. Kello и соавт. [26]

3 пациента (1Ж/2М)

Прямые антикоагулянты, ГК, ГК (пульс-терапия), ЦФ, МФМ, ПО (2 пациента)

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед

Стабилизация гематологических показателей, улучшение клубочковой фильтрации, снижение протеинурии

ВН, гемолитическая анемия

   

M. Ono и соавт. [42]

СКВ, ВН (IV класс; Ж/31)

ГК, ГК (пульс-терапия), ПО, гемодиализ

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед (52 дня)

Стабилизация гематологических показателей, улучшение функции почек

Гемолитическая анемия, тромбоцитопения, острое повреждение почек

   

M. De Holanda и соавт. [61]

СКВ (Ж/18), ВН (класс IV), тромбы в клубочках и артериолах при биопсии почек

ГК, ГК (пульс-терапия), ПО, ЦФ, гемодиализ

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед (55 дней)

Отмена гемодиализа через 25 дней после первой дозы экулизумаба

Гемолитическая анемия, острое поражение почек

   

A. Raufi и соавт. [62]

СКВ, ВН (IV класс; Ж/25)

ГК, ММФ, ЦФ, РТМ, ВИГ, низкомолекулярный гепарин

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед (49 дней)

Стабилизация гематологических показателей, улучшение функции почек

Гемолитическая анемия, тромбоцитопения, острое повреждение почек

   

A. El-Husseini и соавт. [63]

СКВ, ВН (класс V)

ГК, ГХ, МФМ, ЦФ, ПО

900 мг 1 раз в неделю в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2 нед (37 дней)

Стабилизация гематологических показателей, улучшение функции почек

Гемолитическая анемия, острое повреждение почек, микротромбы (биопсия почек)

   

M. Pickering и соавт. [64]

СКВ (Ж/14), ВН (класс IV), аФЛ-негативная, иммунная тромбоцитопения

ГК, ГК (пульс-терапия), ГХ, ММФ, ЦФ, РТМ, такролимус

1200 мг в неделю, 4 нед

Быстрое улучшение функции почек

Примечание. МФМ – микофенолата мофетил, ГХ – гидроксихлорохин.

 

Таблица 3. Применение экулизумаба при АФС

Автор

Характеристика

Предшествующая терапия

Лечение экулизумабом

Эффективность

N. Kello и соавт. [26]

4 СКВ/АФС, 2 АФС (3Ж/2М)

Непрямые антикоагулянты ГК

900 мг, затем 1200 мг 1 раз в 2 нед

Стабилизация гематологических показателей, отсутствие рецидивов ТМА

 

Почечные, гематологические, тромбоз глубоких вен (1), неврологические (1)

   

I. Shapira и соавт. [65]

КАФС (М/28)

Гепарин, аргатробан, фондапаринукс, ЦФ, ГК, ВИГ, АСК, клопидогрел, ПО

900 мг, затем 1200 мг 1 раз в 2 нед (1 год)

Контроль анемии, тромбоцитопении, рецидивов тромбоза

 

Тромбы в легких, ишемия сосудов нижних конечностей (ампутация), ишемия мезентериальных сосудов

   

S. Appenzeller и соавт. [66]

КАФС после беременности (Ж/30). Инфаркт миокарда, почечная недостаточность

ГХ, гепарин, ГК, РТМ, ПО, иммуноабсорбция, гемодиализ

Экулизумаб (3 мес)

Контроль МАГА и тромбоцитопении. В последующем обострение, продолжение гемодиализа

N. Muller-Calleja и соавт. [67]

3 пациента с трансплантацией почек (у 2 КАФС)

ГК, РТМ, антикоагулянты

900 мг, затем 1200 мг 1 раз в 2 нед

 

M. Strakhan и соавт. [68]

КАФС (Ж/36)

ПО, ГК

900 мг, затем 1200 мг 1 раз в 2 нед

Постепенное улучшение МАГА, продолжение гемодиализа

 

Гипертензия, ОПН, инсульт, острый коронарный синдром, МАГА

   

S. Wig и соавт. [69]

АФС (М/47)

Гепарин, ПО, ВИГ

900 мг, затем 1200 мг каждые 7–10 дней

Постепенное улучшение всех параметров, продолжение гемодиализа

 

Мультифокальный тромбоз, тромбоцитопения, инфаркты почек и печени

   

A. Gustavsen и соавт. [70]

АФС (Ж/22)

Варфарин, низкомолекулярный гепарин, АСК

600 мг 1 раз в неделю в течение 2 нед до кесарева сечения

Уменьшение ишемических болей, отсутствие рецидивирования тромбоза

 

Рецидивирующий артериальный тромбоз, ишемические язвы на фоне беременности

   

T. Marchetti и соавт. [71]

АФС (Ж/33)

РТМ, АСК, гепарин

600 мг до кесарева сечения, повторное введение после операции

Стабилизация тромбоцитопении, функции почек и гематокрита

 

Мутация фактора Лейдена, ТМА

   

A. Kronbichler и соавт. [72]

КАФС

ГК (пульс-терапия), РТМ, ПО, иммуноабсорбция

Индукционная доза; 900 мг/нед в течение 4 нед

Стабилизация КАФС

 

ОПН, ишемия миокарда с сердечной недостаточностью, диффузные альвеолярные геморрагии, МАГА

 

Поддерживающая доза – 1200 мг каждые 2 нед

 

A. Barrat-Due и соавт. [73]

КАФС

Нет данных

Нет данных

Ремиссия КАФС

 

Острый респираторный дистресс-синдром, циркуляторный и сердечный коллапс, ОПН, МАГА

   

A. Guillot и соавт. [74]

КАФС

ГК (пульс-терапия), гепарин, ПО

Индукционная и поддерживающая доза: 900 мг каждые 2 нед в течение 2 мес

Ремиссия КАФС

 

ОПН, МАГА

   

M. Tinti и соавт. [60]

КАФС

Гепарин, ГК (пульс-терапия), ПО, ВИГ

Индукционная и поддерживающая доза: 600 мг в неделю в течение 5 нед

Ремиссия КАФС

 

Острый респираторный дистресс-синдром

   
 

Тромбоз артерий нижних конечностей, ОПН, МАГА

   

P. Geethakumari и соавт. [75]

СКВ (ВН), АФС (58/М)

АСК, варфарин, гепарин, ПО

900 мг 4 нед, затем 1200 мг

Стабилизация функции почек

 

Острое поражение почек

   

T. Zikos и соавт. [76]

КАФС (М/47)

Варфарин, ГК (пульс-терапия), ПО, РТМ, прямые антикоагулянты, гемодиализ

Нет данных

Отсутствие рецидивирования тромбозов, продолжение гемодиализа

B. Lonze и соавт. [77]

КАФС, 3 пациента

Антикоагулянты

1200 мг до трансплантации, 900 мг в 1-й день после трансплантации, затем 1200 мг в неделю

Сохранение функции пересаженной почки, отсутствие рецидивирования тромбозов

 

Пересадка почки

   

B. Lonze и соавт. [78]

КАФС (М/51)

   
 

ГК, антикоагулянты, РТМ

1200 мг, затем 900 мг каждые 4 нед

Нормализация функции почек

 
 

Инфаркты печени, сердца, селезенки, почек; пересадка почки

   

O. Bakhtar и соавт. [79]

АФС (М/26)

Антитимоцитарный иммуноглобулин, такролимус, ММФ, ГК, ПО

Нет данных

Нет данных

 

ТМА в трансплантированной почке

   

G. Canaud и соавт. [80]

3 пациента с СКВ/АФС, острое повреждение почек, ТМА при биопсии почек

ГК, ММФ, такролимус, ПО, гемодиализ

900 мг в течение 4 нед, затем 1200 мг каждые 2–4 нед

Отмена гемодиализа, исчезновение ТМА при повторной биопсии

 

Трансплантация почки

   

K. Hadaya и соавт. [81]

СКВ, ВН (Ж/27)

Тимоглобулин, ГК, ММФ, ПО, гемодиализ

1200 мг однократно, затем 900 мг каждые 12 дней

Стабилизация функции почек, отмена гемодиализа

 

Острое повреждение почек, ТМА при биопсии, трансплантация почки

   

Примечание. АСК – ацетилсалициловая кислота.

 

Заключение

Необходимо подчеркнуть, что направление фармакотерапии, связанное с ингибированием активности белков системы комплемента, бурно развивается [18, 84]. Круг заболевания, развитие органной патологии (в первую очередь сосудистого тромбоза) при котором потенциально связано с активацией системы комплемента, чрезвычайно широк [13, 18, 21, 83, 84]. Наряду с ИВРЗ (СКВ, АФС, системные васкулиты, связанные с синтезом антинейтрофильных цитоплазматических антител – АНЦА, ревматоидный артрит и др.) к ним относятся неврологические заболевания (болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, болезнь Паркинсона и др.), болезнь Крона, увеит, болезни почек (С3-гломерулонефрит, IgA-нефропатия, мембранозная нефропатия), псориаз, периодонтит, злокачественные новообразования, атеротромбоз, сепсис, травма и ожоги, осложнения гемодиализа, трансплантации органов и гемопоэтических стволовых клеток, ишемические/реперфузионные осложнения, прием лекарственных препаратов (ингибиторы кальциневрина, тиклопедин, интерфероны α и β, ингибиторы сосудистого эндотелиального фактора роста – бевацизумаб, сунитиниб, хемотерапевтические агенты) и многие другие. В настоящее время проводятся интенсивные исследования, направленные на создание новых ингибиторов комплемента [83, 84]. Среди них особый интерес представляет препарат авакопан (CCX168, avacopan). Это пероральный низкомолекулярный антагонист C5a-рецепторов [85], который продемонстрировал эффективность при АНЦА-ассоциированных системных васкулитах [86]. Перспективный подход к лечению ТТП связан с разработкой препарата каплацизумаб (caplacizumab) – гуманизированного одиночного вариабельного домена иммуноглобулина, распознающего домен А1 фактора Виллебранда (Ablynx`s Nanobody), обладающего способностью, блокируя взаимодействие с тромбоцитарным гликопротеином 1B-α, подавлять адгезию его мультимерного комплекса к тромбоцитам [87]. Первоначально препарат планировали использовать для профилактики тромбозов у пациентов высокого риска с острым коронарным синдромом, которым проводилось чрескожное коронарное вмешательство, однако в дальнейшем испытание препарата по этому показанию прекращено. В настоящее время каплацизумаб прошел клинические исследования (TITAN – фаза II и HERCULES – фаза III), на основании которых зарегистрирован для лечения острых эпизодов ТТП у взрослых [88].

Дальнейшие исследования в этом направлении создадут предпосылки для улучшения прогноза не только у пациентов с орфанной патологией, но и широко распространенными заболеваниями человека.

About the authors

Evgeny L. Nasonov

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой»; ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет)

Author for correspondence.
Email: nasonov@irramn.ru
ORCID iD: 0000-0002-1598-8360

Russian Federation, Москва

акад. РАН, д.м.н., проф., науч. рук., проф.

Tatyana M. Reshetnyak

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой»; ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России

Email: nasonov@irramn.ru
ORCID iD: 0000-0003-3552-2522

Russian Federation, Москва

д.м.н., рук. лаб. сосудистой ревматологии, проф. каф. ревматологии

Zemfira S. Alekberova

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой»

Email: nasonov@irramn.ru
ORCID iD: 0000-0002-6619-718X

Russian Federation, Москва

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой»

References

  1. Herwald H, Theopold U. Hemostasis in invertebrates and vertebrates: an evolutionary excursion. J Innate Immun. 2011;3(1):1-2. doi: 10.1159/000322064
  2. Jackson SP, Darbousset R, Schoenwaelder SM. Thromboinflammation: challenges of therapeutically targeting coagulation and other host defense mechanisms. Blood. 2019;133(9):906-18. doi: 10.1182/blood-2018-11-882993
  3. Chanchal S, Mishra A, Singh MK, Ashraf MZ. Understanding Inflammatory Responses in the Manifestation of Prothrombotic Phenotypes. Front Cell Dev Biol. 2020;8:73. doi: 10.3389/fcell.2020.00073
  4. Margetic S. Inflammation and haemostasis. Biochem Med. 2012;22:49-62. doi: 10.11613/BM.2012.006
  5. Babar F, Cohen SD. Thrombotic Microangiopathies with Rheumatologic Involvement. Rheum Dis Clin North Am. 2018 Nov;44(4):635-49. doi: 10.1016/j.rdc.2018.06.010
  6. George JN, Nester CM. Syndromes of thrombotic microangiopathy. N Engl J Med. 2014;371:654-66. doi: 10.1056/NEJMoa1410490
  7. Shatzel JJ, Taylor JA. Syndromes of Thrombotic Microangiopathy. Med Clin North Am. 2017;101(2):395-415. doi: 10.1016/j.mcna.2016.09.010
  8. Brocklebank V, Wood KM, Kavanagh D. Thrombotic Microangiopathy and the Kidney. Clin J Am Soc Nephrol. 2018;13(2):300-17. doi: 10.2215/CJN.00620117
  9. Aigner C, Schmidt A, Gaggl M, Sunder-Plassmann G. An updated classification of thrombotic microangiopathies and treatment of complement gene variant-mediated thrombotic microangiopathy. Clin Kidney J. 2019;12(3):333-7. doi: 10.1093/ckj/sfz040
  10. Raina R, Krishnappa V, Blaha T, et al. Atypical hemolytic uremic syndrome: an update on pathophysiology, diagnosis, and treatment. Ther Apher Dial. 2019;23(1):4-21. doi: 10.1111/1744-9987.12763
  11. Fakhouri F, Zuber J, Frémeaux-Bacchi V, Loirat C. Haemolytic uraemic syndrome. Lancet. 2017;38:817-24. doi: 10.1016/S0140-6736(17)30062-4
  12. Plautz WE, Raval JS, Dyer MR, et al. ADAMTS13: origins, applications, and prospects. Transfusion. 2018;58(10):2453-62. doi: 10.1111/trf.14804
  13. Gavriilaki E, Anagnostopoulos A, Mastellos DC. Complement in Thrombotic Microangiopathies: Unraveling Ariadne’s Thread Into the Labyrinth of Complement Therapeutics. Front Immunol. 2019;10:337. doi: 10.3389/fimmu.2019.00337
  14. Kotzen ES, Roy S, Jain K. Antiphospholipid Syndrome Nephropathy and Other Thrombotic Microangiopathies Among Patients With Systemic Lupus Erythematosus. Adv Chronic Kidney Dis. 2019;26(5):376-86. doi: 10.1053/j.ackd.2019.08.012
  15. Chaturvedi S, Brodsky RA, McCrae KR. Complement in the Pathophysiology of the Antiphospholipid Syndrome. Front Immunol. 2019;10:449. doi: 10.3389/fimmu.2019.00449
  16. Zanatta E, Polito P, Favaro M, et al. Therapy of scleroderma renal crisis: State of the art. Autoimmun Rev. 2018;17(9):882-9. doi: 10.1016/ j.autrev.2018.03.012
  17. Allanore Y, Distler O, Matucci-Cerinic M, Denton CP. Review: Defining a Unified Vascular Phenotype in Systemic Sclerosis. Arthritis Rheumatol. 2018;70(2):162-70. doi: 10.1002/art.40377
  18. Trouw LA, Pickering MC, Blom AM. The complement system as a potential therapeutic target in rheumatic disease. Nat Rev Rheumatol. 2017;13(9):538-47. doi: 10.1038/nrrheum.2017.125
  19. Goldberg BS, Ackerman ME. Antibody-mediated complement activation in pathology and protection. Immunol Cell Biol. 2020 Mar 6. doi: 10.1111/imcb.12324
  20. Dijkstra DJ, Joeloemsingh JV, Bajema IM, Trouw LA. Complement activation and regulation in rheumatic disease. Semin Immunol. 2019;45:101339. doi: 10.1016/j.smim.2019.101339
  21. Thurman JM, Yapa R. Complement Therapeutics in Autoimmune Disease. Front Immunol. 2019;10:672. doi: 10.3389/fimmu.2019. 00672
  22. Kaul A, Gordon C, Crow MK, et al. Systemic lupus erythematosus. Nat Rev Dis Primers. 2016;2:16039. doi: 10.1038/nrdp.2016.39
  23. Насонов Е.Л. Системная красная волчанка. В кн.: Российские клинические рекомендации. 2017. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2017; с. 113-41 [Nasonov EL. Systemic lupus erythematosus. In: Russian Kliscientific recommendations. 2017. Moscow: GEOTAR-Media, 2017; p. 113-41 (In Russ.)].
  24. Couture P, Hie M, Pineton de Chambrun M, et al. FRI0302 Systemic lupus erythematosus-associated thrombotic microangiopathies in 60 patients: clinical features, prognosis and treatment in a french multicentric cohort. Ann Rheum Dis. 2018;77:688-9.
  25. Yue C, Su J, Gao R, et al. Characteristics and Outcomes of Patients with Systemic Lupus Erythematosus-associated Thrombotic Microangiopathy, and Their Acquired ADAMTS13 Inhibitor Profiles. J Rheumatol. 2018;45(11):1549-56. doi: 10.3899/jrheum.170811
  26. Kello N, Khoury LE, Marder G, et al. Secondary thrombotic microangiopathy in systemic lupus erythematosus and antiphospholipid syndrome, the role of complement and use of eculizumab: Case series and review of literature. Semin Arthritis Rheum. 2019;49(1):74-83. doi: 10.1016/j.semarthrit.2018.11.005
  27. Hess DC, Sethi K, Awad E. Thrombotic thrombocytopenic purpura in systemic lupus erythematosus and antiphospholipid antibodies: effective treatment with plasma exchange and immunosuppression. J Rheumatol. 1992;19:1474-8. PMid: 1433020.
  28. Durand JM, Lefevre P, Kaplanski G, Soubeyrand J. Thrombotic microangiopathy and the antiphospholipid antibody syndrome. J Rheumatol. 1991;18:1916-8. PMid: 1795331.
  29. Tulai IM, Penciu OM, Raut R, Rudinskaya A. Catastrophic Antiphospholipid Syndrome Presenting as Congestive Heart Failure in a Patient with Thrombotic Microangiopathy. Tex Heart Inst J. 2019;46(1):48-52. doi: 10.14503/THIJ-17-6472
  30. Sciascia S, Cuadrado MJ, Khamashta M, et al. Renal involvement in antiphospholipid syndrome. Nat Rev Nephrol. 2014;10:279-89. doi: 10.1038/nrneph.2014.38
  31. Tsuchimoto A, Matsukuma Y, Ueki K, et al. Thrombotic microangiopathy associated with anticardiolipin antibody in a kidney transplant recipient with polycythemia. CEN Case Rep. 2019;8(1):1-7. doi: 10.1007/s13730-018-0354-x
  32. Zhou XJ, Chen M, Wang SX, et al. A 3-year follow-up of a patient with acute renal failure caused by thrombotic microangiopathy related to antiphospholipid syndrome: case report. Lupus. 2017;26(7):777-82. doi: 10.1177/0961203316682098
  33. Espinosa G, Bucciarelli S, Cervera R, et al. Thrombotic microangiopathic haemolytic anaemia and antiphospholipid antibodies. Ann Rheum Dis. 2004;63:730-6. doi: 10.1136/ard.2003.007245
  34. Asherson RA, Pierangel SS, Cervera R. Is there a microangiopathic antiphospholipid syndrome? Ann Rheum Dis. 2007;66:429-33. doi: 10.1136/ard.2006.067033
  35. Myakis S, Lockshin MD, Atsumi T, et al. International consensus statement on an update of the classification criteria for definite antiphospholipid syndrome. J Thromb Haemost. 2006;4:295-306. doi: 10.1111/j.1538-7836.2006.01753.x
  36. Cervera R, Piette JC, Font J, et al. Antiphospholipid syndrome: clinical and immunologic manifestations and patterns of disease expression in a cohort of 1,000 patients. Arthritis Rheum. 2002;46:1019-27. doi: 10.1002/art.10187
  37. Решетняк Т.М., Алекберова З.С., Александрова Е.Н. и др. Клинические аспекты антифосфолипидного синдрома. Вестн. РАМН. 2003;7:31-4 [Reshetnyak TM, Alekberova ZS, Alexandrova EN, et al. Clinic-clinical aspects of antiphospholipid syndrome. Vestn. RAMS. 2003;7:31-4 (In Russ.)].
  38. Насонов Е.Л. Антифосфолипидный синдром. М.: Литтерра, 2004 [Nasonov EL. Antifosfolipidnyi sindrom. Moscow: Litterra, 2004 (In Russ.)].
  39. Garcia D, Erkan D. Diagnosis and Management of the Antiphospholipid Syndrome. N Engl J Med. 2018;378(21):2010-21. doi: 10.1056/ NEJMra1705454
  40. Park MH, Caselman N, Ulmer S, Weitz IC. Complement-mediated thrombotic microangiopathy associated with lupus nephritis. Blood Adv. 2018;2(16):2090-4. doi: 10.1182/bloodadvances.2018019596
  41. Ding Y, Tan Y, Qu Z, Yu F. Renal microvascular lesions in lupus nephritis. Ren Fail. 2019;42(1):19-29. doi: 10.1080/0886022X.2019.1702057
  42. Ono M, Ohashi N, Namikawa A, et al. A Rare Case of Lupus Nephritis Presenting as Thrombotic Microangiopathy with Diffuse Pseudotubulization Possibly Caused by Atypical Hemolytic Uremic Syndrome. Intern Med. 2018;57(11):1617-23. doi: 10.2169/internalmedicine.0228-17
  43. Yu F, Haas M, Glassock R, Zhao MH. Redefining lupus nephritis: clinical implications of pathophysiologic subtypes. Nat Rev Nephrol. 2017;13:483-95. doi: 10.1038/nrneph.2017.85
  44. Song D, Wu LH, Wang FM, et al. The spectrum of renal thrombotic microangiopathy in lupus nephritis. Arthritis Res Ther. 2013;15(1):R12. doi: 10.1186/ar4142
  45. Espinosa G, Rodríguez-Pintó I, Gomez-Puerta JA, et al; Catastrophic Antiphospholipid Syndrome (CAPS) Registry Project Group (European Forum on Antiphospholipid Antibodies). Relapsing catastrophic antiphospholipid syndrome potential role of microangiopathic hemolytic anemia in disease relapses. Semin Arthritis Rheum. 2013;42(4):417-23. doi: 10.1016/j.semarthrit.2012.05.005
  46. Cervera R, Rodríguez-Pintó I, Espinosa G. The diagnosis and clinical management of the catastrophic antiphospholipid syndrome: A comprehensive review. J Autoimmun. 2018;92:1-11. doi: 10.1016/j.jaut.2018.05.007
  47. Tektonidou MG, Andreoli L, Limper M, et al. EULAR recommendations for the management of antiphospholipid syndrome in adults. Ann Rheum Dis. 2019;78(10):1296-304. doi: 10.1136/annrheumdis-2019-215213
  48. Насонов Е.Л., Бекетова Т.В., Ананьева Л.П. и др. Перспективы анти-В-клеточной терапии при иммуновоспалительных ревматических заболеваниях. Научно-практическая ревматология. 2019;57:1-40 [Nasonov ЕL, Beketova TV, Ananyeva LP, et al. Prospects for anti-b-cell therapy in immuno-inflammatory rheumatic diseases. Rheumatology Science and Practice. 2019;57:1-40 (In Russ.)]. doi: 10.14412/1995-4484-2019-3-40
  49. Berman H, Rodríguez-Pintó I, Cervera R, et al. Rituximab use in the catastrophic antiphospholipid syndrome: descriptive analysis of the CAPS registry patients receiving rituximab. Autoimmun Rev. 2013;12:1085-90. doi: 10.1016/j.autrev.2013.05.004
  50. Rodríguez-Pintó I, Cervera R, Espinosa G. Rituximab and its therapeutic potential in catastrophic antiphospolipid syndrome. Ther Adv Musculoskelet Dis. 2015 Feb;7(1):26-30. doi: 10.1177/1759720X14554793
  51. Wang CR, Weng CT, Liu MF. Monocentric experience of the rituximab therapy in systemic lupus erythematosus-associated antiphospholipid syndrome with warfarin therapy failure. Semin Arthritis Rheum. 2017;47(1):e7-e8. doi: 10.1016/j.semarthrit.2017.03.012
  52. Diószegi Á, Tarr T, Nagy-Vincze M, et al. Microthrombotic renal involvement in an SLE patient with concomitant catastrophic antiphospholipid syndrome: the beneficial effect of rituximab treatment. Lupus. 2018;27(9):1552-8. doi: 10.1177/0961203318768890
  53. Bhat SP, Rahman SZ. Rituximab treatment in new and refractory thrombotic thrombocytopenic purpura (TTP) patients: a review. IJMSCR. 2016;2:1-6.
  54. Sun L, Mack J, Li A, et al. Predictors of relapse and efficacy of rituximab in immune thrombotic thrombocytopenic purpura. Blood Adv. 2019;3(9):1512-8. doi: 10.1182/bloodadvances
  55. Coppo P. Cuker A, George JN. Thrombotic thrombocytopenic purputa: toward targeted therapy and precision medicine. Res Pract Thromb Haemost. 2019;3:26-37. doi: 10.1002/rth2.12160
  56. Wijnsma KL, Ter Heine R, Moes DJAR, et al. Pharmacology, Pharmacokinetics and Pharmacodynamics of Eculizumab, and Possibilities for an Individualized Approach to Eculizumab. Clin Pharmacokinet. 2019;58(7):859-74. doi: 10.1007/s40262-019-00742-8
  57. Lee H, Kang E, Kang HG, et al. Consensus regarding diagnosis and management of atypical hemolytic uremic syndrome. Korean J Intern Med. 2020;35(1):25-40. doi: 10.3904/kjim.201
  58. Morren J, Li Y. Maintenance immunosuppression in myasthenia gravis, an update. J Neurol Sci. 2020;410:116648. doi: 10.1016/j.jns.2019.11
  59. Patel A, Lynch F, Shepherd SA. Newer Immunotherapies for the Treatment of Acute Neuromuscular Disease in the Critical Care Unit. Curr Treat Options Neurol. 2020;22(3):7. doi: 10.1007/s11940-020-0616-8
  60. Tinti MG, Carnevale V, Inglese M, et al. Eculizumab in refractory catastrophic antiphospholipid syndrome: a case report and systematic review of the literature. Clin Exp Med. 2019;19(3):281-8. doi: 10.1007/s10238-019-00565-8
  61. De Holanda MI, Pôrto LC, Wagner T, et al. Use of eculizumab in a systemic lupus erythemathosus patient presenting thrombotic microangiopathy and heterozygous deletion in CFHR1-CFHR3. A case report and systematic review. Clin Rheumatol. 2017;36(12):2859-67. doi: 10.1007/s10067-017-3823-2
  62. Raufi AG, Scott S, Darwish O, et al. Atypical Hemolytic Uremic Syndrome Secondary to Lupus Nephritis, Responsive to Eculizumab. Hematol Rep. 2016;8(3):6625. eCollection 2016 Sep 28.
  63. El-Husseini A, Hannan S, Awad A, et al. Thrombotic microangiopathy in systemic lupus erythematosus: efficacy of eculizumab. Am J Kidney Dis. 2014;65(1):127-30. doi: 10.1053/j.ajkd.2014.07.031
  64. Pickering MC, Ismajli M, Condon MB, et al. Eculizumab as rescue therapy in severe resistant lupus nephritis. Rheumatology (Oxford). 2015;54(12):2286-8. doi: 10.1093/rheumatology/kev307
  65. Shapira I, Andrade D, Allen SL, Salmon JE. Brief report: induction of sustained remission in recurrent catastrophic antiphospholipid syndrome via inhibition of terminal complement with eculizumab. Arthritis Rheum. 2012;64:2719-23. doi: 10.1002/art.34440
  66. Appenzeller S, Souza FH, Wagner Silva de Souza A, et al. HELLP syndrome and its relationship with antiphospholipid syndrome and antiphospholipid antibodies. Semin Arthritis Rheum. 2011;41:517-23. doi: 10.1016/j.semarthrit.2011.05.007
  67. Muller-Calleja N, Ritter S, Hollerbach A, et al. Complement C5 but not C3 is expendable for tissue factor activation by cofactor-independent antiphospholipid antibodies. Blood Adv. 2018;2:979-86. doi: 10.1182/bloodadvances.2018017095
  68. Strakhan M, Hurtado-Sbordoni M, Galeas N, et al. 36-Year-old female with catastrophic antiphospholipid syndrome treated with eculizumab: a case report and review of literature. Case Rep Hematol. 2014;2014:704371. doi: 10.1155/2014/704371
  69. Wig S, Chan M, Thachil J, et al. A case of relapsing and refractory catastrophic anti-phospholipid syndrome successfully managed with eculizumab, a complement 5 inhibitor. Rheumatology. 2016;55:382-4. doi: 10.1093/rheumatology/kev371
  70. Gustavsen A, Skattum L, Bergseth G, et al. Effect on mother and child of eculizumab given before caesarean section in a patient with severe antiphospholipid syndrome: a case report. Medicine. 2017;96:e6338. doi: 10.1097/MD.0000000000006338
  71. Marchetti T, de Moerloose P, Gris JC. Antiphospholipid antibodies and the risk of severe and non-severe pre-eclampsia: the NOHA case-control study. J Thromb Haemost. 2016;14:675-84. doi: 10.1111/jth.13257
  72. Kronbichler A, Frank R, Kirschfink M, et al. Efficacy of eculizumab in a patient with immunoadsorption-dependent catastrophic antiphospholipid syndrome: a case report. Medicine. 2014;93:e143. doi: 10.1097/MD.0000000000000143
  73. Barratt-Due A, Fløisand Y, Orrem HL, et al. Complement activation is a crucial pathogenic factor in catastrophic antiphospholipid syndrome. Rheumatology. 2016;55:1337-9. doi: 10.1093/rheumatology/kew040
  74. Guillot M, Rafat C, Buob D, et al. Eculizumab for catastrophic antiphospholipid syndrome – a case report and literature review. Rheumatology. 2018;57:2055-7. doi: 10.1093/rheumatology/key2
  75. Geethakumari PR, Mille P, Gulati R, Nagalla S. Complement inhibition with eculizumab for thrombotic microangiopathy rescues a living-donor kidney transplant in a patient with antiphospholipid antibody syndrome. Transfus Apher Sci. 2017;56(3):400-3. doi: 10.1016/j.transci.2017.02.007
  76. Zikos TA, Sokolove J, Ahuja N, Berube C. Eculizumab Induces Sustained Remission in a Patient With Refractory Primary Catastrophic Antiphospholipid Syndrome. Clin Rheumatol. 2015;21(6):311-3. doi: 10.1097/RHU.0000000000000290
  77. Lonze BE, Zachary AA, Magro CM, et al. Eculizumab prevents recurrent antiphospholipid antibody syndrome and enables successful renal transplantation. Am J Transplant. 2014;14(2):459-65. doi: 10.1111/ajt.12540
  78. Lonze BE, Singer AL, Montgomery RA. Eculizumab and renal transplantation in a patient with CAPS. N Engl J Med. 2010;362(18):1744-5. doi: 10.1056/NEJMc0910965
  79. Bakhtar O, Thajudeen B, Braunhut BL, et al. A case of thrombotic microangiopathy associated with antiphospholipid antibody syndrome successfully treated with eculizumab. Transplantation. 2014;98(3):e17-8. doi: 10.1097/TP.0000000000000267
  80. Canaud G, Kamar N, Anglicheau D, et al. Eculizumab improves posttransplant thrombotic microangiopathy due to antiphospholipid syndrome recurrence but fails to prevent chronic vascular changes. Am J Transplant. 2013;13(8):2179-85. doi: 10.1111/ajt.12319
  81. Hadaya K, Ferrari-Lacraz S, Fumeaux D, et al. Eculizumab in acute recurrence of thrombotic microangiopathy after renal transplantation. Am J Transplant. 2011;11(11):2523-7. doi: 10.1111/j.1600-6143.2011.03696.x
  82. Olson SR, Lu E, Sulpizio E, et al. When to Stop Eculizumab in Complement-Mediated Thrombotic Microangiopathies. Am J Nephrol. 2018;48(2):96-107. doi: 10.1159/000492033
  83. Zelek WM, Xie L, Morgan BP, Harris CL. Compendium of current complement therapeutics. Mol Immunol. 2019;114:341-52. doi: 10.1016/j.molimm.2019.07.030
  84. Thurman JM, Yapa R. Complement Therapeutics in Autoimmune Disease. Front Immunol. 2019 Apr 3;10:672. doi: 10.3389/fimmu.2019.00672
  85. Bekker P, Dairaghi D, Seitz L, et al. Characterization of pharmacologic and pharmacokinetic properties of CCX168, a potent and selective orally administered complement 5a receptor inhibitor, based on preclinical evaluation and randomized Phase 1 clinical study. PLoS One 11:e0164646. doi: 10.1371/journal.pone.0164646
  86. Jayne DRW, Bruchfeld AN, Harper L, et al; CLEAR Study Group. Randomized Trial of C5a Receptor Inhibitor Avacopan in ANCA-Associated Vasculitis. J Am Soc Nephrol. 2017;28(9):2756-67. doi: 10.1681/ASN.2016111179
  87. Callewaert F, Roodt J, Ulrichts H, et al. Evaluation of efficacy and safety of the anti-VWF Nanobody ALX-0681 in a preclinical baboon model of acquired thrombotic thrombocytopenic purpura. Blood 2012;120:3603-10. doi: 10.1182/blood-2012-04-420943
  88. Hanlon A, Metjian A. Caplacizumab in adult patients with acquired thrombotic thrombocytopenic purpura. Ther Adv Hematol. 2020;11:2040620720902904. doi: 10.1177/2040620720902904

Statistics

Views

Abstract - 371

PDF (Russian) - 86

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Novoslobodskaya str 31c4., Moscow, 127005, Russian Federation

Managing Editor:

 

© 2018 "Consilium Medicum" Publishing house

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies