Levels of depression and life exhaustion in the open population of the middle urbanized Siberian city: gender differences

  • Authors: Akimova EV1,2,3, Akimov MJ.4, Gakova EI1,2,3, Kayumova MM1,2,3, Gafarov VV2,3, Kuznetsov VA1
  • Affiliations:
    1. Tyumen Cardiology Research Center - Branch of Tomsk National Research Medical Center, Russian Academy of Science
    2. Interdepartmental Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases (Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - Branch of the Federal Research Center of the Institute of Cytology and Genetics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
    3. IIPM - Branch of IC&G SB RAS)
    4. Tyumen Industrial University
  • Issue: Vol 91, No 1 (2019)
  • Pages: 48-52
  • Section: Editorial
  • URL: https://ter-arkhiv.ru/0040-3660/article/view/32904
  • DOI: https://doi.org/10.26442/00403660.2019.01.000028
  • Cite item

Abstract


The aim of the study was to determine the levels of depression and life exhaustion in men and women of the open urban population in the age range. Materials and methods. A single-stage epidemiological study was conducted among people of both sexes aged 25-64 in Tyumen. A representative sample was formed from the electoral lists of citizens by the method of "random numbers" - 2000 men and women with a response among men 85.0%, among women - 70.3%. The study of depression was conducted according to the algorithms of the program of the world health organization "MONICA-psychosocial". Results. The prevalence of depression in the Tyumen population and in the age and sex groups showed a predominance of the average level over the high, in the age categories 25-34 and 35-44 years - significantly higher prevalence of high levels of depression in women. The higher prevalence of the average level of men and women IN the open population was determined to be relatively high. The average level of LIFE significantly prevails in women in the older age categories and in the population as a whole, the high level of LIFE - at the age of 25-34 years in women and at the age of 55-64 years in men. Conclusion. Therefore, in the open population of the middle-urbanized Siberian city there is a need to form an integrated approach to the prevention of non-infectious diseases, especially cardiovascular diseases, as it is established that prevention programs lead to a reduction in the burden of depression and, and effective approaches to the prevention of psycho-emotional States at the level of individual communities include school-oriented programs to teach positive thinking among the population, starting from a young age.

Full Text

ВОЗ - Всемирная организация здравоохранения ЖИ - жизненное истощение ИБС - ишемическая болезнь сердца ССЗ - сердечно-сосудистые заболевания ФР - факторы риска Проведенные за последние три десятилетия научные исследования показали, что в возникновении и развитии сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), наряду с конвенционными факторами риска (ФР), важную роль играют психологические и социальные факторы, которые в литературе часто объединяют единым термином «психосоциальные», или неконвенционные ФР, и которые, возможно, объясняют 50-25% вариативности возникновения случаев ССЗ [1-6]. Депрессия - это психическое расстройство, характеризующееся подавленным настроением и негативной, пессимистической оценкой себя, своего положения в окружающей действительности, прошлом и будущем. Данные последних десятилетий свидетельствуют о высокой распространенности расстройств депрессивного спектра в общемедицинской и кардиологической практике [7]. С современных позиций депрессия и жизненное истощение (ЖИ; или синдром хронической усталости) рассматриваются как независимые факторы риска в патогенетической цепи развития ССЗ [1, 8-10]. В литературе показано, что потеря энергии, использование стимуляторов, расстройства, связанные с болями в грудной клетке, недомогание, а также сердечно-сосудистые жалобы и анамнез ишемической болезни сердца (ИБС) часто обусловлены ЖИ [11]. Результаты обширных исследований неблагоприятного влияния депрессии на риск возникновения сердечно-сосудистой патологии необходимо рассматривать вместе с ЖИ, так как по существу в структуру депрессии и истощения входят одни и те же состояния. Как депрессию, так и истощение можно рассматривать как эпизодические неконвенционные ФР, поскольку их воздействие на развитие ССЗ непродолжительно [12, 13]. Вместе с тем, по данным новосибирских исследователей, ЖИ гораздо чаще встречается среди кардиологических пациентов (35-60%), чем депрессия (10-20%), вследствие чего распознавание истощения может в дальнейшем выявлять пациентов в группы риска ССЗ [14]. Это положение особенно актуально для женщин, в целом имеющих более высокие показатели факторов психоэмоционального напряжения - личностной тревожности, депрессии, ЖИ относительно мужских популяций [7, 14-16]. Целью исследования явилось установление уровней депрессии и ЖИ у мужчин и женщин открытой городской популяции в возрастном диапазоне. Материалы и методы Одномоментное эпидемиологическое исследование проведено среди лиц обоего пола трудоспособного возраста Центрального административного округа г. Тюмени. Репрезентативная выборка сформирована из избирательных списков граждан методом «случайных чисел» - 2000 мужчин и женщин (по 250 человек в каждом их четырех десятилетий жизни: 25-34, 35-44, 45-54, 55-64 года), отклик на исследование составил среди мужчин 85,0%, среди женщин - 70,3%. Исследование психосоциальных ФР ССЗ проводилось в рамках кардиологического скрининга по алгоритмам программы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «МОНИКА-психосоциальная» [14]. В режиме самозаполнения на выявление психосоциальных ФР ССЗ предлагалась стандартная анкета ВОЗ «пси-МОНИКА» (MOPSY). Информированное согласие на обследование получено у каждого участника. Для проведения оценки депрессии предлагался бланк шкалы депрессии (тест MOPSY), состоящий из 15 утверждений. Для ответа на каждое утверждение предусмотрено 2 градации: «согласен», «не согласен». Выраженность депрессии оценивалась как низкая, средняя и высокая. Для оценки ЖИ применялся тест MOPSY, состоящий из 14 утверждений. Для ответа на каждое утверждение предусмотрено 3 градации: «да», «нет», «не знаю». Уровень ЖИ оценивался как низкий, средний и высокий. Статистический анализ данных исследования проводился с использованием пакета прикладных программ статистической обработки медицинской информации IBM SPSS Statistics, версия 21.0 и электронных таблиц «Microsoft Excel». При оценке статистической значимости различий между выборочными долями совокупности в двух группах использовали критерий χ2 Пирсона. За критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался р<0,05. При парных сравнениях средних величин в четырех и более независимых группах, для исключения проблемы множественных сравнений, применялась поправка Бонферрони. Для проведения корректного сравнительного анализа с данными других эпидемиологических исследований проведена стандартизация показателей по возрасту прямым методом стандартизации, использовалась половозрастная структура городского населения страны в диапазоне 25-64 лет. Результаты Результаты по распространенности депрессии в открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города в гендерном аспекте представлены в табл. 1. Во всем возрастном диапазоне как у мужчин, так и у женщин 25-64 лет отмечались существенные различия между распространенностью низкого, среднего и высокого уровней депрессии, эта закономерность имела место в каждой из четырех анализируемых возрастных групп (см. табл. 1). У мужчин высокий уровень депрессии достигал своего абсолютного максимума в возрастной категории 55-64 года по сравнению с прочими возрастными группами: 25-34 года (1,1%, р<0,001), 35-44 года (1,8%, р<0,001), 45-64 года (5,6%, р<0,05) и общепопуляционным показателем 25-54 года (5,9%, р<0,001). Статистически значимые различия получены и в отношении низкого уровня депрессии у мужчин старшей возрастной категории 55-64 года (60,6%), где показатель был существенно ниже по сравнению с аналогичными показателями в возрасте 25-34 года (83,1%, р<0,001), 35-44 года (78,5%, р<0,001), 45-54 года (76,2%, р<0,01) и общепопуляционным показателем 25-54 года (74,3%, р<0,001; см. табл. 1). У женщин высокий уровень депрессии достигал своего абсолютного максимума в возрастной категории 55-64 года (9,3%), однако не имел статистически значимых различий с аналогичными показателями в прочих возрастных категориях и общепопуляционным показателем 25-54 года. По низкому уровню депрессии в возрастном диапазоне статистически значимых различий не выявлено, тогда как средний уровень депрессии был минимальным у женщин в возрасте 35-44 года, где существенно различался со средним уровнем депрессии в старшей возрастной группе 55-64 года (17,0 - 25,1%, р<0,05; см. табл. 1). Cтандартизованный по возрасту общепопуляционный показатель высокого уровня депрессии у мужчин 25-64 года составил 4,6%, у женщин - 7,8%, среднего уровня - 19,0 и 22,9% соответственно, статистически значимых гендерных различий по распространенности депрессии в популяции не отмечалось. Вместе с тем в молодом возрасте высокий уровень депрессии был существенно выше у женщин. Так, в младшей возрастной группе 25-34 года высокий уровень депрессии у женщин достигал 8,1% (у мужчин 1,1%, p<0,01), по низкому уровню депрессии также выявлены статистически значимые гендерные различия в пользу мужчин (p<0,05). В возрасте 35-44 года статистически значимые гендерные различия определялись по высокому уроню депрессии, где у женщин она также была достаточно высока и достигала 7,4%, существенно различаясь с показателем у мужчин (p<0,05; см. табл. 1). Более чем у половины мужчин и 70% женщин 25-64 лет выявлено ЖИ - распространенность ЖИ в открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города в гендерном аспекте представлена в табл. 2. У лиц обоего пола средний уровень ЖИ существенно превалировал над высоким уровнем ЖИ во всех возрастных категориях, кроме возрастной группы 55-64 года у мужчин, где различия между показателями были статистически незначимыми (см. табл. 2). У мужчин в старшей возрастной группе 55-64 года высокий уровень ЖИ (31,3%) в 2-4 раза превышал таковой в младших возрастных категориях и достигал своего абсолютного максимума, имея статистически значимые различия сравнительно с прочими возрастными группами 25-34 года (8,5%, р<0,001), 35-44 года (12,3%, р<0,001), 45-54 года (19,0%, р<0,05) и общепопуляционным показателем 25-54 года (18,1%, р<0,001). Распространенность ЖИ средних уровней у мужчин по возрастным группам не различалась, за исключением возраста 45-54 года (тенденция к увеличению). Стандартизованный по возрасту показатель высокого уровня ЖИ у женщин составил 19,2%, среднего уровня ЖИ - 50,6%. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в возрастном диапазоне по низким, средним и высоким уровням ЖИ статистически значимых различий у женщин не выявлено. В гендерном аспекте по высокому уровню ЖИ статистически значимые различия имели место в младшей и старшей возрастных категориях. Так, в возрасте 25-34 года высокий уровень ЖИ был существенно выше у женщин (22,9 - 8,5%, р<0,001), тогда как в шестом десятилетии жизни 55-64 года показатель превалировал у мужчин (31,3 - 19,1%, р<0,001). По среднему уровню ЖИ показатель был существенно выше у женщин двух старших возрастных категорий, а также в популяции в целом. Низкий уровень ЖИ существенно чаще выявлялся у мужчин во всем возрастном диапазоне, за исключением старшей возрастной группы 55-64 года, где распространенность низкого ЖИ у лиц обоего пола была практически одинаковой (см. табл. 2). Обсуждение По мнению отечественных исследователей, высокая частота ССЗ в Сибири связана с широким распространением таких психосоциальных ФР, как высокий уровень тревожности, депрессии, ЖИ и нарушения сна [14]. Продемонстрирована высокая потребность в профилактике этих состояний среди населения. Показано, что депрессия в большей степени распространена у женщин, чем у мужчин; в то же время относительный риск развития ССЗ при депрессии у мужчин значительно выше, чем у женщин [10, 13, 14]. Результаты настоящего исследования относительно частоты выявления депрессии в гендерном аспекте в целом согласуются с мировыми данными, однако имеют некоторые особенности ее распространения в тюменской популяции - значительную частоту выявления ее высокого уровня у женщин молодого возраста, имеющую существенные различия с аналогичным показателем у мужчин, а также однородность распределения высокого уровня депрессии в возрастном диапазоне у женщин. Такая ситуация представляется весьма негативной, поскольку результаты многих исследований показали значимость именно высокого уровня депрессии в расчете относительного риска развития ССЗ в популяциях [1, 7, 10, 13, 14]. Что касается ЖИ, то поскольку оно определяется как умственное состояние, характеризующееся необычной усталостью, чувством подавленности или ощущением крушения надежд и возрастанием раздражительности, сложившаяся ситуация в отношении распространенности высокого уровня ЖИ у молодых женщин и мужчин старшего возраста тюменской популяции оказалась крайне неблагоприятной. Поскольку распространенность психосоциальных факторов риска в популяции тесно взаимосвязана, а также определяется сочетанным взаимодействием с другими конвенционными и неконвенционными ФР ССЗ и, в частности, с факторами хронического социального стресса (стрессом в семье и на работе, социальной поддержкой и социальным градиентом), проявляющимися в период реформ прежде всего в обозначенных половозрастных группах населения, эпидемиологическая ситуация в отношении высокого уровня ЖИ, вероятно, является оправданной [1, 3-6, 9]. Взаимосвязь факторов хронического социального стресса с негативными поведенческими характеристиками также способствует проявлению психоэмоционального напряжения, и прежде всего ЖИ и депрессии, которые развиваются в результате сложного взаимодействия социальных, психологических и биологических факторов [15, 16]. Следовательно, в открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города назрела необходимость в формировании комплексного подхода к профилактике неинфекционных, прежде всего ССЗ, поскольку установлено, что программы по профилактике приводят к уменьшению бремени депрессии и ЖИ, а эффективные подходы по профилактике психоэмоциональных состояний на уровне отдельных сообществ включают ориентированные на школы программы по обучению позитивному мышлению среди населения, начиная с молодого возраста. Заключение Таким образом, в тюменской популяции и в половозрастных группах по распространенности депрессии выявлено преобладание среднего уровня над высоким, в возрастных категориях 25-34 и 35-44 года - существенно более высокая распространенность высокого уровня депрессии у женщин. Определена более высокая распространенность среднего уровня ЖИ у мужчин и женщин открытой популяции относительно высокого его уровня. Средний уровень ЖИ существенно преобладает у женщин в старших возрастных категориях и в популяции в целом, высокий уровень ЖИ - в возрасте 25-34 года у женщин и в возрасте 55-64 года у мужчин. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

E V Akimova

Tyumen Cardiology Research Center - Branch of Tomsk National Research Medical Center, Russian Academy of Science; Interdepartmental Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases (Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - Branch of the Federal Research Center of the Institute of Cytology and Genetics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; IIPM - Branch of IC&G SB RAS)

Email: akimova@cardio.tmn.ru
Tomsk, Russia

M Ju Akimov

Tyumen Industrial University

Email: akimov1307@mail.ru
Tyumen, Russia

E I Gakova

Tyumen Cardiology Research Center - Branch of Tomsk National Research Medical Center, Russian Academy of Science; Interdepartmental Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases (Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - Branch of the Federal Research Center of the Institute of Cytology and Genetics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; IIPM - Branch of IC&G SB RAS)

Tomsk, Russia

M M Kayumova

Tyumen Cardiology Research Center - Branch of Tomsk National Research Medical Center, Russian Academy of Science; Interdepartmental Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases (Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - Branch of the Federal Research Center of the Institute of Cytology and Genetics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; IIPM - Branch of IC&G SB RAS)

Tomsk, Russia

V V Gafarov

Interdepartmental Laboratory of Epidemiology of Cardiovascular Diseases (Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - Branch of the Federal Research Center of the Institute of Cytology and Genetics of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; IIPM - Branch of IC&G SB RAS)

Tomsk, Russia

V A Kuznetsov

Tyumen Cardiology Research Center - Branch of Tomsk National Research Medical Center, Russian Academy of Science

Tomsk, Russia

References

  1. Европейские рекомендации по профилактике сердечно - сосудистых заболеваний в клинической практике (пересмотр 2016). Российский кардиологический журнал. 2017;6:7-85. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2017-6-7-85
  2. Бойцов С.А. Актуальные направления и новые данные в эпидемиологии и профилактике неинфекционных заболеваний. Терапевтический архив. 2016;1:4-10. https://doi.org/ 10.17116/ terarkh20168814-10
  3. Гафаров В.В., Громова Е.А., Гагулин И.В., Гафарова А.В., Панов Д.О. Программа ВОЗ «MONICA-психосоциальная»: жизненное истощение и риск развития артериальной гипертензии у населения в течение 16 лет в России/Сибири. Профилактическая медицина. 2016;4:39-46. https://doi.org/10.17116/profmed201619439-46
  4. Акимова Е.В., Смазнов В.Ю., Каюмова М.М., Гакова Е.И., Акимов А.М., Гафаров В.В., Кузнецов В.А. Некоторые параметры хронического социального стресса в открытой популяции - ассоциации с распространенностью ишемической болезни сердца. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014;13(6):28-31. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2014-6-28-31
  5. Акимова Е.В., Акимов М.Ю., Гакова Е.И., Каюмова М.М., Гафаров В.В., Кузнецов В.А. Ассоциации высокого уровня враждебности и ишемической болезни сердца в открытой городской популяции среди мужчин 25-64 лет. Терапевтический архив. 2017;1:28-31. https://doi.org/ 10.17116/terarkh201789128-31
  6. Акимова Е.В., Акимов М.Ю., Гакова Е.И., Каюмова М.М., Гафаров В.В., Кузнецов В.А. Стресс в семье - ассоциации с распространенностью сердечно - сосудистых заболеваний у мужчин открытой городской популяции. Терапевтический архив. 2018;1:31-5. https//doi.org/10.17116/terarkh201890131-35
  7. Чазов Е.И., Оганов Р.Г., Погосова Г.В., Шальнова С.А., Ромасенко Л.В., Деев А.Д. Клинико - эпидемиологическая программа изучения депрессии в кардиологической практике у больных артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца (КООРДИНАТА): результаты многоцентрового исследования. Кардиология. 2007;3:28-37.
  8. Simić-Vukomanović I, Mihajlović G, Kocić S, Djonović N, Banković D, Vukomanović V, Djukić-Dejanović S. The prevalence and socioeconomic correlates of depressive and anxiety symptoms in a group of 1,940 Serbian university students. Vojnosanit Pregl. 2016;73(2):169-77. https://doi.org/10. 1093/eurheartj/ehu299
  9. Каюмова М.М., Акимова Е.В., Гафаров В.В., Каюмов Р.Х., Акимов А.М., Кузнецов В.А. Жизненное истощение: взаимосвязь с распространенностью ишемической болезни сердца. Российский кардиологический журнал. 2014;8(112):68-72. https://doi.org/10.15829/1560-40 71-2014-8-68-72
  10. Акимова Е.В., Кузнецов В.А., Каюмова М.М., Гафаров В.В., Каюмов Р.Х., Гакова Е.И., Смазнов В.Ю. Ассоциации распространенности сердечно - сосудистых заболеваний с высоким уровнем депрессии в открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города. Терапевтический архив. 2014;12:27-33. https://doi.org/10.17116/terarkh2014861227-32
  11. Hoekstra T, Barbosa-Leiker C, Twisk J.W. Vital exhaustion and markers of low - grade inflammation in healthy adults: the Amsterdam Growth and Health Longitudinal Study. Stress Health. 2013;29(5):392-400. https://doi.org/10.1002/smi.2485
  12. Stauber S, Schmid J.P, Saner H, Znoj H, Saner G, Grolimund J, von Känel R. Change in positive affect during outpatient cardiac rehabilitation predicts vital exhaustion in patients with coronary heart disease. Behav Med. 2013;39(4):122-8. https://doi.org/10.1080/08964289
  13. Nabi H.J, Chastang F, Lefèvre T, Dugravot A, Melchior M, Marmot M.G, Shipley M.J, Kivimäki M, Singh-Manoux A. Trajectories of depressive episodes and hypertension over 24 years: the Whitehall II prospective cohort study. Hypertension. 2011;57:710-16. https://doi.org/10.1161/HYPER TEN SIONAHA.110.164061
  14. Гафаров В.В., Громова Е.А., Гагулин И.В., Панов Д.О., Гафарова А.В. Гендерные особенности риска развития сердечно - сосудистых заболеваний у населения с симптомами депрессии в Сибири (программа ВОЗ «MONICA-психосоциальная». Терапевтический архив. 2017;9(89):60-7. https://doi.org/10.17116/terarkh201789960-67
  15. Акимова Е.В., Акимов М.Ю., Гакова Е.И., Гафаров В.В., Кузнецов В.А. Физическая активность и социальный градиент в открытой городской популяции: гендерные различия. Профилактическая медицина. 2017; 4(20):32-7. https://doi.org/10.17116/profmed201720431-36
  16. Акимова Е.В., Акимов А.М., Гакова Е.И., Каюмова М.М., Гафаров В.В., Кузнецов В.А. Поведенческие факторы риска сердечно - сосудистых заболеваний у мужчин различного характера труда: результаты одномоментного эпидемиологического исследования. Профилактическая медицина. 2016;3:49-53. https://doi.org/10.17116/profmed2016 19349-53

Statistics

Views

Abstract - 70

PDF (Russian) - 10

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.
 

Address of the Editorial Office:

  • Novij Zykovskij proezd, 3, 40, Moscow, 125167

Correspondence address:

  • Novoslobodskaya str 31c4., Moscow, 127005, Russian Federation

Managing Editor:

 

© 2018 "Consilium Medicum" Publishing house

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies